RSS
Меню
Главная » Ranobe » 2009 » Июль » 5 » Kino no Tabi - Книга 1, глава 1: "Страна, где понимают боль человека" (часть 1)

Kino no Tabi - Книга 1, глава 1: "Страна, где понимают боль человека" (часть 1)


Kino no Tabi - Книга 1, глава 1:
"Страна, где понимают боль человека"
~ Я вижу тебя~

Коричневая линия вытянулась через зелёное море.
Это была обычная просёлочная дорога из утрамбованной земли, пролегающая с востока на запад прямой линией. Её окружала трава по колено, раскачивающаяся на ветру. Деревьев видно не было, ни около дороги, ни вдалеке.
Одинокий мотоцикл мчался на запад по центру дороги. Он блестел так же, как и его изящный водитель, одетый в чёрную кожаную жилетку. Позади седока располагался блестящий хромом багажник.
К багажнику была привязана помятая матерчатая сумка, от которой поднималось облако пыли каждый раз, когда мотоцикл подпрыгивал на колдобине.
Под чёрным кожаным жилетом водитель был юн, опрятен и похож на девочку. Несмотря на молодость, сзади, на широком ремне, висела кобура. Это был полуавтоматический пистолет, рукоятка торчала из кобуры так, чтобы его можно было легко достать. С правой стороны висела ещё одна кобура, в которой покоился револьвер. Лепестки кобуры давно распались, и, чтобы револьвер не выпал, в самом низу и на уровне курка кобура была завязана кусками верёвки.
На голове седока было что-то вроде лётного шлема, с полями впереди и шерстяными отворотами по бокам, закрывающими уши. Резинка очков, опущенная на отвороты, держала шлем на голове. Ниже резинки отвороты трепыхались на ветру, отражение в зеркале заднего обзора было похоже на весёлого щенка, но глаза под очками смотрели устало, взгляд был немного расфокусирован.
"О чём ты думаешь, Кино?"
Голос мотоцикла пробился через гипнотическое тарахтенье его мотора.
"У тебя же есть пища. Тебе нужно поесть".
Глаза Кино прояснились, взгляд стал осмысленным. Она глянула вниз на мотоцикл, затем вперёд на дорогу, где стены города возвышались над окружающими деревьями.
"Десять минут, отлично".
Так она подумала.
"Мы почти приехали. Я не хочу использовать резерв пищи, если в этом нет необходимости. Неприкосновенный запас можно съесть только в крайнем случае... только когда будешь умирать".
Так она сказала и сморщила нос.
В этот момент переднее колесо подпрыгнуло на колдобине. Кино потеряла равновесие, и мотоцикл опасно вильнул.
"Ай!"
"Прости, Гермес".
Кино торопливо выровнялась и сбросила газ.
"На самом деле, мы даже не знаем, есть ли в городе еда. Что будешь делать, если он покинут?"
Так пробормотал Гермес.
"Если покинут..."
"Если покинут?"
"Значит покинут".
Так сказала Кино и пожала плечами.

* * *

Когда они подъехали к внешней стене города, Кино поставила Гермеса на стоянку. Между ними и стеной располагался водосток с разводным мостом, словно это был средневековый замок. Она приметила небольшое здание рядом с мостом - наверно, пост охраны - и слезла с мотоцикла, пошатываясь.
Она отпустила руль и направилась к зданию... не поставив Гермеса на подножку. Он повалился с возгласом удивления. Кино вернулась назад, взялась за руль, но он только вывернулся в её руках и мотоцикл перевернулся на левую сторону.
"Смотри, что ты наделала! Из-за тебя я упал! Я не могу встать, Кино! Подними меня! Так вся моя краска исцарапается!"
Так он закричал, словно поранившийся ребёнок.
Кино наклонилась, чтобы поднять мотоцикл, но он был слишком тяжёл и её ноги подкосились. С размаху она плюхнулась на землю.
"Что?"
Так спросил Гермес.
"Я сильно проголодалась. Сил нет... голова кружится".
Так пробормотала Кино.
"Я же говорил тебе, что надо пообедать! Сколько раз нужно повторить, чтобы ты меня послушала? Езда на мотоцикле - это спорт! Не такой активный, как езда на велосипеде, но сдерживание тряски на дороге требует усилий. Ты устала, твой мозг онемел от монотонного звука моего двигателя и просто перестал работать, теперь самые обычные вещи тебе будет трудно сделать. В результате маленькая ошибка - вроде той, что ты забыла поесть - может привести к несчастному случаю".
Так сказал Гермес и на секунду замолчал.
"Кино, ты меня слушаешь?"

* * *

В здании никого не было.
Устройство, напоминающее огромный торговый автомат, занимало большую часть фойе. Оно заработало, как только Кино вошла, задало несколько простых вопросов резким, но не противным голосом, и предоставило им разрешение на въезд. Разводной мост опустился.
"Быстро ты".
Так сказал Гермес, довольный, что стоит на подножке.
"Странно".
Так сказала Кино, села на мотоцикл и запустила двигатель.
"Что?"
"Там никого не было. Только машина".

* * *

"Ты поела?"
"Поела".
Так ответила Кино удовлетворённо, выходя на тротуар. Она ещё раз взглянула на ресторан, прежде чем подойти к Гермесу.
"Там кто-нибудь был?"
"Никого. Это так странно. Похоже, что они привыкли использовать эти старые автоматы. Самообслуживание... вроде того".
Так она сказала, сев на мотоцикл и оглянувшись вокруг.
Одноэтажные здания стройными рядами стояли вдоль улицы. На западе был перекрёсток со светофором. За ним дорога шла прямо, по обе стороны окаймлённая тротуарами, деревьями и уличными фонарями. Дальний её конец уходил в лес. За лесом, предположила Кино, располагалась западная стена и, скорее всего, ещё одни ворота.
Они были недалеко, в тени восточной стены, но и отсюда не было видно её конца, ни вправо, ни влево. Даже с этого места можно было понять, что страна огромная и плоская. И тихая.
Очень тихая. Кино почувствовала тревожный зуд между лопаток, словно кто-то невидимый наблюдал за ней.
"Ты сказала что-то про самообслуживание? Что это значит?"
"Что? А... Там всё делают машины. Еда была прекрасна".
"Странно".
Они немного проехали по длинной, прямой дороге, когда из-за угла появилась машина и направилась к ним. Кино остановила мотоцикл и подождала. Машина остановилась шагах в трёх. Через мгновение открылась дверца, и появился человекообразный робот. Он был металлический, очень мало похож на человека, но он заговорил, тем же голосом, что и машина у ворот, - поприветствовал их и снабдил картой. Затем вернулся в машину и уехал.
Кино с Гермесом исследовали город до самого вечера - разъезжая туда и сюда, по этой улице и вдоль того проспекта. С приходом вечера она снова проголодалась и отправилась искать ресторан. И легко нашла, но внутри - хоть он был просторный и безукоризненно чистый - не было ни одного человека, как и в первом ресторане.
Заказ у Кино приняла машина, которая выглядела как инвалидная коляска с установленным на ней компьютером, у неё тоже были механические руки. Блюдо, которое принесли, состояло из тарелки чего-то, похожего на спагетти, но не совсем, бифштекса из непонятного мяса и фруктов такой расцветки, какую она никогда не видела. Каждое кушанье было подано отдельной машиной, и ещё одна машина взяла деньги, когда Кино закончила трапезу.
Всё было невероятно дёшево.
Машина, которая приняла заказ, проводила Кино к выходу, пожелала приятного пребывания, но так и не сказала, как называется город.
По дорожным знакам Кино нашла заправку, чтобы пополнить бак Гермеса. По пути они не встретили никого, кто мог бы сказать им, как называется город. Они увидели ещё одну машину и догнали её, но это оказалась автоматическая уборочная машина.
Когда они заехали на пустынную заправочную станцию, Кино залила топлива в бак Гермеса. Цена за литр была просто мизерной.
После этого они отправились на поиски гостиницы. Когда они её нашли, она также оказалась безлюдной.
"Какой сюрприз".
Так подумала Кино.
Гостиница была роскошной, безукоризненно чистой, внутри и снаружи. Мраморные статуи стояли рядком в вестибюле. Машина, стоявшая за стойкой администратора, живо справилась со всеми формальностями. Как и в ресторане, здесь тоже всё было невероятно дёшево.
Кино прокатила Гермеса через вестибюль в свой номер. Машину, сопровождавшую их, нисколько не удивило, что постоялец решил поставить мотоцикл в своём номере, вместо того, чтобы оставить его на совершенно пустой стоянке.
Номером оказалась самая великолепная комната из всех, в каких только доводилось Кино побывать.
"Вы уверены, что это мой номер? Вы не перепутали мой ранг? Вы знаете, что я не из королевской семьи? Я даже не богата. Если вы потом потребуете доплаты, я не буду платить".
Так она сказала сопровождающей машине.
Машина заверила её, что всё в порядке, а затем уехала, напомнив, что обслуживание доступно в любое время дня и ночи.
"Туристы!"
Так пробормотал Гермес. Если бы у него были глаза, он бы хмуро уставился в потолок.
Кино приняла душ в чрезмерно огромной ванной комнате, надела чистое нижнее бельё и рубашку. И собралась уже постирать старое бельё в раковине, когда заметила надпись, говорящую, что подобный сервис гостиница предоставляет бесплатно. Она вызвала консьержа, появилась машина и забрала бельё, пообещав, что к утру всё будет постирано.
Кино и Гермес стали изучать карту города, расстелив её на ковре. Гостиница располагалась неподалёку от восточного въезда в город, в месте, обозначенном на карте как "Торговый район у восточных ворот". Город был круглый и такой огромный, что за день они объездили лишь незначительную его часть. Но нигде на карте не нашлось его названия.
В центре города располагался Центральный правительственный район, тоже круглый. Южнее было огромное озеро. К северу располагался индустриальный район, обозначенный соответственно - 'Индустриальный район'. Вся оставшаяся часть города, больше половины его площади, была обозначена как 'Жилые районы'.
"Здесь должны быть люди. Кто-то же должен покупать, управлять, исследовать. Не говоря уже о том, чтобы просто жить".
Так сказал Гермес.
"И кто-то должен изготавливать эти машины и ремонтировать их".
"Тогда почему мы никого не встретили?"
"Не знаю".
Так сказала Кино и пожала плечами.
"Может быть, они не выходят наружу из-за... по религиозным причинам, или сегодня выходной, или они выходят ночью, а днём спят".
"Звучит не очень весело. Я кое-что слышал о людях, которые выходят только ночью. Это были не слишком радостные истории".
Так сказал Гермес с механическим трепетом.
"Всё может быть несколько проще. Может быть, просто никто не живёт в этой части города".
Так сказала Кино, улыбнувшись.
"Хочешь сказать, что они все в жилых районах?"
"Возможно".
"Тогда поехали туда!"
"Нет, не сегодня. Мы не успеем вернуться до наступления ночи. Хоть мы и внутри городских стен, но мы в пустом городе, и я не хочу ездить в темноте".
Так сказала Кино, помотав головой из стороны в сторону.
"Ага! Так ты всё-таки думаешь, что кто-то или что-то выходит на улицы ночью?"
"Ничего подобного!"
"Я видел, как ты ухмыльнулась, когда я предложил. Ты подумала, что я был... нерациональным. Но теперь ты не хочешь выходить из-за наступления темноты".
"Это из-за того, что я засыпаю, Гермес. Спокойной ночи".
Так сказала Кино, встала и потянулась.
"Уже? Обычно ты ложишься гораздо позже".
Так сказал Гермес подозрительным тоном.
Кино подошла к стулу, на котором оставила свой жилет и ремень с пистолетами. Она вытащила пистолеты из кобуры, и вяло пошла к постели, с жилетом в руке.
"Гермес, когда я вижу такую прекрасную, такую мягкую, такую уютную постель, то мне хочется сразу на неё лечь и уснуть".
С этими словами Кино бросила жилет на кровать, засунула пистолеты под подушку и рухнула на вздымающееся холмами одеяло.
"Блаженство".
Так она пробормотала и через мгновение уже спала.
"Туристы".
Так проворчал Гермес.

* * *

Кино проснулась на рассвете. Её постиранное бельё ожидало аккуратной стопкой на столике в прихожей. Вещи выглядели как новые.
Она начала день с чистки пистолетов. Полуавтоматический, который крепился в кобуре сзади на поясе, она называла 'Лесником', потому, что однажды использовала его для того, чтобы отстрелить толстую ветку, которая упала на незащищённую голову одного разбойника и свалила его.
В 'Леснике' использовались патроны калибра .22 с малой отдачей, а обойма имела тонкий профиль. Патроны не обладали большой убойной силой, но имели длинную гильзу, и их дополнительный вес позволял значительно уменьшить отдачу при стрельбе из пистолета.
Такие особенности были очень важны для людей, ростом с Кино.
Кино извлекла патроны из обоймы 'Лесника', набила ими новую обойму и перезарядила пистолет.
Пистолет, который был привязан к бедру Кино, она называла 'Пушка', из-за повреждений, которые он наносил каждым выстрелом. Это был своего рода старинный револьвер, его курок однократного действия нужно было взводить вручную перед каждым выстрелом.
В 'Пушке' не было магазина. Вместо этого жидкая взрывчатка и пули заряжались прямо в барабан, а это значило, что при перезарядке приходилось набивать пулю и жидкую взрывчатку в каждую камеру и размещать капсюль позади барабана. Когда курок ударял по капсюлю, тот воспламенял жидкую взрывчатку в камере, и она отправляла пулю к цели.
Кино заменила заряженный барабан на пустой и попрактиковалась в выхватывании револьвера. После чего второй раз приняла душ, простояв под его восхитительными струями довольно долго.
Завтрак в фуршетном стиле ждал её в пустом ресторане, расположенном по соседству с вестибюлем, накрытый для одного единственного постояльца. Позади фуршетного столика стояла машина, наполовину сковородка, наполовину робот. Она предложила сделать любой омлет, какой только Кино пожелает.
Кино удостоверилась, что еда входит в стоимость номера. Затем наелась так, чтобы хватило на целый день.
С оттопыренным животом она вернулась в номер и ненадолго повалилась на кровать.
Когда солнцу поднялось высоко над горизонтом, Кино шлепком разбудила Гермеса, погрузила на него свой нехитрый скарб, и они покинули гостиницу. Следуя карте, они направились в ближайший соседний жилой район, который, как оказалось, был расположен в лесу - старом, разросшемся лесу, который прорезали множество журчащих ручьёв. В листве деревьев раздавалось птичье пение, воздух был влажным и освежающим. Широкая, мощёная улица вскоре сошла на нет, и Гермес с Кино оказались на узкой дорожке, покрытой гравием.
Время от времени они проезжали мимо домов, построенных в одном и том же стиле: вытянутые одноэтажные домики, упрятанные среди деревьев и расположенные на достаточном расстоянии друг от друга. Кино подумала, а не приблизиться ли к какому-нибудь, но ей не хотелось съезжать с дороги.
Они не встретили никого.
Кино остановила Гермеса недалеко от дома, расположенного рядом с дорогой. Дом выглядел заброшенным и чем-то отличался от других домов, но чем - Кино не могла точно сказать. От заброшенных домов всегда веяло холодом, от которого ей становилось одиноко и немного грустно, но этот дом был не такой. От него веяло теплом, он выглядел обжитым, как дома в других городах и странах.
Некоторое время они наблюдали за домом, но не заметили никаких признаков жизни. В конце концов, Кино решила, что это невежливо глазеть на него, если кто-то там есть, и бессмысленно, если там никого нет, а потому они отправились дальше.
Вскоре они достигли западной стены, некоторое время ехали вдоль неё, затем снова повернули к центру города. Лес сменился зданиями, дорога расширилась, снова стала мощёной, но они так и не повстречали ни единого человека, а единственная машина, которую они повстречали, снова оказалась автоматическим уборщиком улиц.
Доехав до так называемого Центрального правительственного района, Кино и Гермес поддались капризу, заехали в одно из высоких зданий и поднялись на лифте на площадку обозрения на верхнем этаже здания. Лифт был стеклянный и из него открывался захватывающий вид на город. Но в здании не было никого, кто мог бы насладиться этим видом.
С площадки наблюдения открылась ещё более поразительная перспектива: чистые, элегантные здания, зелень лугов и леса, а вдали - почти облачная белизна городских стен.
Кино повернулась в сторону соседнего здания. Через безукоризненно чистые окна было видно, как машины наводят порядок в пустующих офисах. Она достала оптический прицел из сумки на багажнике Гермеса. Изменяя увеличение, она исследовала дома на окраине леса.
"Это шпионство".
Так пробормотал Гермес.
Кино проигнорировала его, прижавшись глазом к прицелу. Она насупилась. Ей изменяло зрение или...
"Там кто-то есть!"
"Правда?"
"Да. Он стоит перед домом. Обычный человек. Выполняет упражнения. О! И ещё женщина средних лет, по-моему. Около другого здания. Делает... что-то делает в саду. Ах, зашла внутрь. И ещё один дом, в одной из комнат которого горит свет".
"Не видно, есть там кто внутри?"
"А, но ведь это шпионство, разве нет?"
Так сказала Кино, опустив прицел.
"Ха-ха. Очень смешно".
"Я же сказала, что там были люди".
Так сказала Кино, возвращая прицел в сумку.
"Ага, похоже, что так и должно было бы быть. В противном случае... я имею в виду, - в чём тут, собственно, дело-то? Почему мы их не видим?"
Так спросил Гермес.
"Не знаю. Сначала я подумала, что они просто не хотят видеть странников... или, может быть, даже боятся их. Но..."
Так сказала Кино, сев на одну из скамеек, установленных по периметру обзорной площадки.
"Но?"
"Если бы это было так, то можно было бы увидеть, как они что-то делают вместе. То есть, если благодаря машинам у них бесконечный отпуск, они же должны выходить хотя бы для того, чтобы поесть. Ходить на концерты, в кино..."
Так сказала Кино и пожала плечами.
"Но у меня создаётся впечатление, что люди не покидают своих домов. Они полностью изолированы друг от друга".
Кино снова посмотрела на чистые, аккуратные улицы города. Это была одна из самых развитых стран из всех, что она видела, и самая прекрасная.
"Почему?"
Так она прошептала.
Спустившись обратно на улицу, Кино и Гермес направились в промышленный район.
Экскурсовод, который сопровождал их во время путешествия по автоматической сборочной линии, сам был машиной. Кино стало интересно, не является ли он сам продуктом этого завода, сошедшем со сборочной линии в самом конце этого длинного, низкого здания. Она не задала вопрос, чувствуя, что это было бы несколько бестактно. Однако она спросила, почему в этом городе не видно ни одного человека. Робот не выказал ни обиды, ни раздражения, он просто сделал вид, что не услышал вопроса.
Перед закатом Кино и Гермес вернулись в гостиницу, где провели предыдущую ночь. Они могли бы поискать и другую, но Кино настаивала на том, что они должны вернуться к восточным воротам. Когда ей был задан вопрос о причине, она что-то пробормотала о вкусном завтраке-фуршете, но на самом деле она чувствовала необходимость увидеть что-нибудь знакомое.

* * *

На следующее утро Кино снова на завтрак съела слишком много, ну, по крайней мере, таково было мнение Гермеса. Затем, заправив бак и пополнив запасы провизии, они направились на запад, через центр города по кратчайшему пути к западным воротам.
Звук двигателя Гермеса разносился эхом по утреннему лесу, когда они ехали через жилой район. Кино не хотела создавать слишком много шума, но это было настолько тихо, насколько вообще был способен Гермес. Они ехали медленно, стараясь не слишком шуметь.
Каждый раз, когда они проезжали мимо дома, Кино внимательно всматривалась, пытаясь увидеть жителей, но так никого и не увидела.
Лесная дорога пересекала небольшой холм. На вершине холма Кино выключила двигатель Гермеса, и они поехали вниз под уклон. Съехав в самый низ, они ещё немного проехали по инерции, прежде чем Гермес остановился.
Кино уже собиралась снова запустить двигатель, когда лязгающий звук заставил её осмотреться по сторонам.
Недалеко от дороги был газон с аккуратно постриженной травой. В центре газона сидел человек и пытался починить небольшую машину. Вероятно, он был так занят ремонтом, что не заметил приближения Кино и Гермеса.
"О, человек! И так близко!"
Так приглушенно воскликнул Гермес, словно только что обнаружил представителя вымирающего вида.
Толкая Гермеса, Кино тихо приблизилась. Она несколько мгновений смотрела, как человек ковыряется в машине, а затем сказала:
"Доброе утро!"
"Ай!"
Так воскликнул человек, вскочил и, развернувшись, уставился на Кино и Гермеса.
Ему было около тридцати, и он носил чёрные очки в роговой оправе. На его лице застыло выражение полного ужаса, словно он повстречал призрака.
"К-к-к-к-к-к-к! К-к-к-к-к... К-к-к..."
Так он произнёс, не в силах выговорить следующую букву.
"С вами всё в порядке? Я не собиралась напугать вас".
Так сказала Кино, понизив голос.
"К-к-к-кто-о-о-о-о... К-к-к-к-ко-о-о-ог-гд-д-д-д-да..."
"Кино, может он говорит на другом языке? Может быть, он хочет представиться? Может быть его имя 'Оо-Гдд'?"
Так прошептал Гермес.
"Я уверена, что это не так".
"В-в-вы..."
Так наконец выдавил из себя человек.
"О! Так он может говорить".
Так заметил Гермес. Человек схватился руками за голову:
"В-в-вы не знаете, о чём я думаю?"
"Что?"
Так спросил Гермес, сбитый с толку.
"Я не понимаю..."
Так сказала Кино, покачав головой.
Человек немного успокоился и теперь смотрел скорее с облегчением, чем с испугом, и, если Гермес правильно понял выражение его лица, - с изумлением.
"Вы не понимаете, о чём я думаю!"
"Это был вопрос или утверждение?"
Так удивлённо подумала Кино.
"Не совсем. Я понимаю, что вы говорите, но..."
Так она сказала, облизнув губы.
Было похоже, что он готов умереть от счастья. Затем он обрушил на них поток слов.
"Конечно! Я ведь тоже не 'слышу' ваших мыслей! Ох! Прекрасно! Великолепно! Вы... вы же не отсюда, правда? Конечно! Это всё объясняет!"
Так говорил человек, много и сбивчиво, не ожидая ответов. Выражение его лица снова изменилось, теперь лицо светилось нетерпением на грани безумия.
"Н-не желаете выпить со мной чаю?"
"Мы можем остаться ещё ненадолго. Вы расскажете нам, почему люди никогда не выходят из своих домов?"
Так осторожно спросила Кино.
"Конечно! Я всё вам расскажу!"
Так воскликнул человек, нетерпеливо кивая головой.

* * *


Продолжение...
Категория: Kino no Tabi | Добавил: Daidzobu (05.07.2009)
Просмотров: 4862 | Теги: Kino no Tabi, Ранобэ
Войти на сайт

Архив
Поиск
Media network
Статистика
Rambler's Top100
bigmir)net TOP 100

Дизайн: Archer & Timekiller, Action Manga Team.      
При использовании материала с сайта, прямая ссылка на сайт обязательно.       Aragami Fansubs © 2007-2018