RSS
Меню
Главная » Ranobe » 2012 » Июль » 24 » Kino no Tabi - Книга 6, глава 1: "Её путешествие"

Kino no Tabi - Книга 6, глава 1: "Её путешествие"

Kino no Tabi - Книга 6, глава 1: Её путешествие

Kino no Tabi - Книга 6, глава 1:
"Её путешествие"
~Шансы~


В пышном тёмно-зелёном лесу, где в чистой воде озёр отражается синее небо, стояла одна страна.
В этой стране здания стояли вдоль дорог различной ширины, раскинувшихся по стране, словно паучья сеть.
В западной части страны в стене были ворота. Рядом с воротами располагалось помещение, в котором проводились иммиграционные процедуры.
Недалеко от помещения на специальной стоянке был припаркован одинокий мотороид (N.B.: Мотоцикл, который не может летать по небу). Поверх заднего колеса и с обеих сторон мотороид был нагружен пожитками путешественника.
На мотороид опирался человек. Это был водитель, одетый в чёрный жилет, подвязанный широким ремнём, на котором вдоль правого бедра висел револьвер. Она была подросткового возраста, с короткими чёрными волосами, большими глазами и с бесстрашным выражением лица. На голове у неё была шапка, на шапке защитные очки.
Больше никого на площадке не было. Несколько птиц прыгало поблизости в поисках пропитания. Солнце поднялось над восточной стеной, грело водителю спину, и только её длинная тень была видна у ворот.
"Ещё нет, Кино?"
Так спросил мотороид.
"Ещё нет. Ты об этом спрашивал меньше минуты назад, Гермес".
Так ответил водитель по имени Кино.
Мимо, громко тарахтя, проехала уборочная машина.
Уборочная машина распугала птиц, полила широкую дорогу в стороне от площадки и уехала прочь.
Тень стала чуть короче.
"Ещё нет?"
Так снова спросил мотороид по имени Гермес.
"Ещё нет".
Так коротко ответила Кино. Вскоре после этого дверь в иммиграционное помещение открылась.
"Хм? Интересно, они закончили?"
Так спросил Гермес, когда из двери вышел мужчина.
Мужчине было лет двадцать пять. На нём была крепкая, но просторная одежда, которая не сковывала движений, и жилет с множеством карманов. За спиной висела винтовка.
Это была винтовка военного образца с корпусом из пластика, снайперским прицелом, встроенным прибором ночного видения и лазерным целеуказателем.
Мужчина заметил Кино и Гермеса, подошёл ближе и пожелал им доброго утра. Кино выпрямилась и тоже пожелала ему доброго утра.
"Ждёте разрешения на выезд? Извините, но там сейчас обслуживают ещё одного человека. Это займёт какое-то время. Оформление документов - довольно громоздкая процедура".
Так сказал мужчина. Гермес спросил:
"Вы житель этой страны? Отправляетесь в путешествие?"
"Да... точно".
Так ответил мужчина, его лицо слегка затуманилось.
Без малейших церемоний Гермес продолжил:
"И что, ни одна живая душа не пришла попрощаться с вами? Люди здесь такие бессердечные".
"Не будьте таким жестоким..."
Так с кислым выражением лица ответил мужчина и оглянулся на дверь, из которой только что вышел. Дверь была закрыта.
"Должно быть, есть какие-то сложности?"
Так спросила Кино.
"Вроде того".
Кивнул мужчина.
"Не хотел об этом никому рассказывать, но... Вы посторонние, так что ничего страшного. Я не против поделиться с вами этой историей. И так мы скоротаем время. Хотите послушать? Почему я собрался в путешествие?"
Так спросил мужчина, глядя на Кино.
Кино слегка приподняла край шапки.
"Конечно, рассказывайте".
Лицо мужчины снова слегка затуманилось, а затем он легко рассмеялся. В качестве предисловия он сказал:
"Чтобы получить прощение. Любой ценой".

"Получить прощение?"
"Что это значит?"
Так спросили Кино и Гермес.
Улыбка на лице мужчины сменилась горечью.
"Я и сам думаю, что это странная причина... Но это важно... Для меня важно..."
На несколько секунд повисло молчание, затем Гермес спросил:
"Это всё?"
"Ах, нет. С чего бы начать? Вместе со мной в путешествие отправляется женщина, которая сейчас проходит иммиграционную процедуру".
"Партнёр?"
"Да, вроде того... Она пригласила меня в это путешествие... Я отправляюсь с ней, чтобы защищать её, если она попадёт в сложную ситуацию. И... Вот поэтому..."
Мужчина продолжил, понизив голос:
"Когда-то я убил человека, которого она любила".
"..."
"Что?"
"Это было семь лет назад. До этого я её не знал. Я совершил ошибку... Управлять машиной в состоянии алкогольного опьянения было нарушением закона, но я сел за руль. Внимание было пониженным, скорость реакции упала... Я ехал слишком быстро и не вписался в поворот на перекрёстке..."
"Ага, а потом?"
"А потом... Я врезался в дом... Но это не всё. Человек, который шёл по тротуару, оказался между бампером и домом. В любом случае я убил невинного человека..."
Мужчина посмотрел на ослепительное утреннее солнце и вздохнул.
"Затем меня арестовали и посадили за решётку... Тогда ко мне и пришла женщина, о которой я говорю - девушка того парня. 'Убийца! Верни мне его!' Так она говорила. Это было нормально... Это единственное, что она могла сделать... Так мы впервые встретились..."
Мужчина слегка опустил плечи, а Гермес спросил:
"История, за которой мы хотели скоротать время, оказалась детским лепетом, да?"
"... Тяжёлым разговором?"
"Да, точно".
Так ответил Гермес и замолчал.
"Понятно. И что было потом?"
Так спросила Кино.
"Меня приговорили к десяти годам и отправили в тюрьму для нарушителей дорожного движения. Я потерял работу, нормальную жизнь - всё. Ну, мои родители умерли, я не был женат, поэтому печалиться обо мне особо было некому".
"Что-то цифры не сходятся. Вы сбежали из тюрьмы?"
Так радостно заявил Гермес, а мужчина покачал головой и улыбнулся.
"Я ещё не закончил. Находясь в тюрьме, я искренне сожалел о содеянном. А затем написал ей письмо. С искренними извинениями. От чистого сердца я написал, что хотел бы искупить свой грех".
"Ага. И что потом?"
"Ага. И что потом?"
"А потом не пришло никакого ответа. Но я продолжал каждый месяц отправлять письма. Я хотел, чтобы она знала, что хоть это и не слишком много, но я сочувствую её потере и готов искупить свой грех. И я всегда посылал вместе с письмом немного денег, заработанных в тюрьме".
Мужчина ещё раз оглянулся. Дверь, освещённая ярким утренним солнцем, была по-прежнему закрыта.
"Прошло шесть лет. Я уже привык к жизни в тюрьме и стал забывать, что такое нормальная жизнь на свободе. И в этот момент неожиданно впервые она приехала меня навестить. Меня это удивило. Очень удивило... Я смотрел на неё через стекло. Смотрел на гору писем, которые она держала в руках... И в слезах я стал извиняться перед ней. Она читала мои письма и только от этого моё сердце переполняла радость. Но это не всё. Она попросила меня поднять лицо и сделала предложение, которого я никак не ожидал".
"Она предложила уехать из страны, правильно?"
Так спросила Кино.
"Да. ... Она сказала, что собирается уехать из страны, поскольку здесь её преследуют грустные воспоминания. Решила уехать в другую страну и начать жить сначала. И предложила отправиться с ней, поскольку ей нужен был телохранитель. Мне оставалось сидеть в тюрьме меньше пяти лет, но, похоже, была возможность покинуть страну при одном условии - я никогда не вернусь обратно. Это была лазейка, оставшаяся с давних пор, когда приняли закон. Я ещё больше удивился и спросил 'Ты хочешь, чтобы я отправился с тобой, значит, не держишь на меня зла?'"
"Ну и?"
"А затем?"
"Тогда она так ответила. 'Я всё ещё злюсь и ненавижу тебя. Но в своих письмах ты обещал, что сделаешь всё, чтобы искупить свой грех. Поэтому...'"
"И что вы решили?"
"Я страдал. Я очень страдал. Через пять лет я наконец-то мог выйти из тюрьмы. Но мне никогда и в голову не приходило отправиться в путешествие и навсегда покинуть мою дорогую страну. Здесь я родился и вырос, здесь похоронены мои родители... И я тоже хотел умереть и быть похороненным здесь. Я думал выйти из тюрьмы и постараться начать свою жизнь заново. Но..."
"Но?"
"Я подумал, что это единственный путь искупить свой грех... Ведь она сама так решила. Почти год я мучительно размышлял над её предложением, прежде чем принял его. Согласился никогда не возвращаться в страну, согласился сопровождать её в путешествии, которое может продолжаться кто знает сколько времени. Когда в следующий раз она пришла меня навестить, я сообщил ей о своём решении. Не могу передать, что я чувствовал, когда она сказала 'спасибо' и мило улыбнулась".
Затем мужчина стёр слёзы, неожиданно появившиеся на глазах. Он извинился и отвернулся от Кино.
"Похоже, это последний раз, когда я плачу в этой стране".
Так негромко сказал мужчина.
Дверь всё ещё оставалась закрытой. Прошло немного времени, и мужчина ещё раз посмотрел на небо.
Затем повернулся к Кино и Гермесу.
"'Ещё нет', мне кажется".
Так сказал мужчина.
"Думаю, она всё ещё не простила меня. Поэтому я хотел бы искупить то, что натворил. Не знаю, куда мы направимся, но мне кажется - это будет долгий путь. Но это не моё путешествие, а её. И я хотел бы думать об этом, как о путешествии всей моей жизни... Которое начинается здесь".
"Понятно. Я хорошо всё поняла".
Так Кино сказала мужчине, готовому вот-вот снова расплакаться.
"Ну, жизнь каждого человека уникальна. Ага, это довольно интересно".
Так сказал Гермес.
Мужчина рассмеялся и повернулся к Кино.
"Спасибо, что выслушали меня. Позвольте задать вам вопрос, как более опытному путешественнику?"
"Какой вопрос?"
"На что больше всего я должен обращать внимание в путешествии?"
"Это просто. На то же самое, на что обращаете внимание при обычной жизни в стране".
Так моментально ответила Кино.
"На что?"
"Не лишиться жизни. Или не быть убитым. Другими словами - делать всё возможное, чтобы защитить свою жизнь. ... Если хотите более конкретно - убивать прежде, чем самому быть убитым".
"... Понятно..."

Дверь открылась.
Вышла женщина примерно тех же лет и одетая примерно в такую же одежду, что и мужчина. На бедре у неё висел небольшой пистолет. Она весело улыбнулась, когда мужчина представил ей Кино.
Она узнала, что Кино едет в том же направлении. 'Очень жаль, если бы мы ехали на машине, то могли бы путешествовать вместе'. Так она сказала с сожалением.
"Но у меня очень надёжный сопровождающий".
Так весело сказала женщина. Затем она заметила немного грустное выражение лица у мужчины, повернулась к нему и улыбнулась.
"Знаете, госпожа Кино. Если вы закончите с процедурой и догоните нас - давайте вместе пообедаем. Думаю, мы остановимся на берегу озера".
"Было бы неплохо".
Так искренне ответила ей Кино.
Лошади, нагруженные пожитками, ждали их снаружи.
"Ну, поехали".
Так сказала женщина, и мужчина слегка кивнул.
И они вышли в ворота.

"Бери всё, что под руку подвернётся. К полудню постараюсь их догнать".
Так сказала Кино, толкая Гермеса к помещению у ворот.
"Кино, какая же ты жадная".
Так заявил Гермес.
"А как же".
Так сказала Кино.

Как раз перед обедом Кино и Гермес прошли иммиграционные процедуры.
Через лес шла дорога. Она была достаточно широкой, чтобы две машины могли разъехаться.
Кино мчалась на Гермесе со значительной скоростью.
Стена из деревьев мелькала с обеих сторон дороги, и за деревьями то показывался, то снова исчезал красивый синий цвет озера. Солнце стояло высоко, пробиваясь тонкими лучами сквозь листву и ветки.
"Давай съедем на следующем повороте".
Так сказал Гермес, и Кино сбросила скорость.
Они съехали с дороги на едва заметном повороте слева и выехали на песчаный берег озера. Там стояли две привязанные лошади и два человека расположились на отдых.
Кино выключила двигатель. Когда они подъехали ближе, мужчина с винтовкой помахал им рукой.
Кино остановила Гермеса неподалёку и откинула подножку. Подходя ближе, она сняла защитные очки и повесила их на шею.
"Привет. Мы вас догнали".
Мужчина отставил чашку и встал.
"Всё-таки мотороид быстро ездит. Мы только что остановились выпить чая".
Повернувшись спиной к женщине, он на пару шагов подошёл к Кино.
Женщина вытащила небольшой пистолет, висевший на бедре, и медленно встала. Держа пистолет двумя руками, она прицелилась в спину мужчине.
Бах.
Она выстрелила. Вылетела гильза, а пуля впилась в плечо мужчине. Одним прыжком Кино отскочила в сторону.
"Ах!"
Так вскрикнул мужчина, согнувшись.
Бах.
Вторая пуля попала в правое бедро мужчины.
Бах.
Третья пуля попала в левое бедро.
Мужчина потерял равновесие, упал на спину и придавил винтовку.
Женщина подбежала и наступила на ствол винтовки. Потом быстро выстрелила в мужчину, который лежал у её ног. Сначала в правую, затем в левую руку.
Бах, бах.
"А-а-а!"
Так вскрикивал мужчина в ответ на каждый выстрел.
Женщина вытащила из-под мужчины винтовку и повесила себе на спину.
Простреленный в нескольких местах, мужчина лежал на земле лицом вверх и истекал кровью. С удивлением глядя на женщину, стоявшую над ним, он спросил:
"Ах... Почему... Что..."
"Я просто выстрелила в тебя. Ну как, больно?"
Так спокойно ответила женщина, не моргнув глазом.
Мужчина слегка кивнул.
Женщина кивнула в ответ и спросила Кино, которая успела спрятаться за Гермеса:
"Госпожа Кино, вы застрелите меня и поможете ему?"
Кино, держа ладонь на рукоятке 'Пушки', висевшей у неё на правом бедре, молча покачала головой.
Женщина снова посмотрела на мужчину.
"П-почему?"
Лицо мужчины покрыли крупные капли пота, оно выражало боль, сомнение и страх.
"Почему я в тебя выстрелила? ... Ты это хочешь знать?"
Мужчина кивнул, его глаза были широко открыты.
"Потому, что хотела убить тебя".
"П-почему?"
"Потому, что не могу тебя простить. Потому, что ты убил самого дорогого мне человека. Я не могу тебя простить".
"..."
"И это ещё не всё. Ты каждый месяц писал мне письма. Ты написал столько извинений. 'Надеюсь, ты когда-нибудь сможешь меня простить. Я искренне молюсь, чтобы он был счастлив на небесах'. Насколько я понимаю, в этих словах не было ничего, кроме эгоизма. ... Возможно, есть люди, готовые простить за такие слова. Получая письма покаяния от грешника, они думают 'Ах, он тоже страдает. Он такая же жертва, как и я...' Наверно есть такие люди. Скорее всего они думают 'Что было то было, уже ничего не изменить'. Таким достаточно услышать 'я ошибался'. Но я не такая. Горе от того, что ты у меня его украл, с каждым годом становилось только сильнее. Мне становилось хуже каждый раз, когда я получала твои письма. Каждый раз мне они напоминали, что его убийца всё ещё где-то беззаботно живёт. И не в силах простить, я страдала... И всё крепло моё решение отомстить за него".
Кровь постепенно отливала от лица мужчины, он уже не мог двигаться.
"Эй..."
Лицо женщины совсем не изменилось, она продолжала:
"Вот что я думаю. Когда ты взываешь к чувствам семьи жертвы, говоря 'я раскаиваюсь в содеянном', единственное, о чём ты думаешь - 'я сделал доброе дело, я спасён'. Разве не так? Это радует только тебя! Кроме того, что ты делал, когда я страдала и была в отчаянии? Ты был в тюрьме, в безопасности, жил по распорядку, не боялся остаться без обеда или замёрзнуть. А через десять лет ты смог бы выйти на свободу и спокойно жить, не беспокоясь больше ни о чём! Ты, убийца, смеялся бы и гулял по улицам со своей девушкой! ... И ты думаешь, что такое можно простить? Я этого не позволю".
Мужчина открыл рот.
"Н-но..."
Бах.
Женщина выстрелила в ухо мужчины. Она отстрелила ему мочку, но количество крови, выступившее на ухе, было ничтожным по сравнению с остальными ранами.
"Слушай, я ещё не закончила. ... И тогда я решила отомстить. Выманить тебя туда, где законы страны больше не действуют. Убить тебя собственными руками за моего любимого. Таков был мой план. И я всё приготовила для его осуществления. Чтобы встретиться с тобой и спокойно говорить, я научилась скрывать эмоции. Я тренировалась мило улыбаться. ... А затем я без устали работала, чтобы накопить денег на путешествие. Я купила пистолет, хоть ненавидела его и никогда в жизни не собиралась к нему прикасаться. Я купила его на деньги, что ты мне прислал. И ещё я училась стрелять. Чтобы быть уверенной, что наверняка убью тебя, когда придёт время. Я научилась попадать в самые больные места. Ну как? Мой план неплохо сработал, тебе не кажется? Ты меня слушаешь?"
Женщина посмотрела на лицо мужчины.
Он всё ещё лежал на спине. Слёзы текли по вискам из его немигающих глаз.
"Нет..."
Так он пробормотал слабым голосом.
"Нет... Только не так... Нет... Я не хочу умирать... В таком месте... Нет... Я хочу вернуться в страну... Я не хочу умирать..."
"Так и знала, что он об этом думает".
Так сказала женщина. Она поставила пистолет на предохранитель и вернула его в кобуру. Затем вытащила из-за спины и взяла в руки винтовку мужчины. Умело сняла её с предохранителя и встала в ногах распластавшегося перед ней человека.
Держа винтовку на уровне талии, она включила лазерный целеуказатель и навела красную точку на челюсть мужчины.
"Прошу... п-прости меня..."
Так пробормотал мужчина, еле двигая побледневшими губами.
Женщина несколько раз кивнула с удовлетворением на лице и показала свою милую улыбку.
"Конечно. На самом деле я действительно хотела простить тебя. Всё это время я хотела тебя простить. Ты написал 'я сделаю всё, чтобы искупить свой грех'. Поэтому я решила покончить с твоей жизнью. ... Чем раньше я прекращу твои страдания, тем лучше. Не так ли?"
Она выстрелила.
После каждого выстрела её тело вздрагивало от отдачи. Но она продолжала стрелять.
В пышном тёмно-зелёном лесу, где в чистой воде озёр отражается синее небо, стояли два человека.
Позади двух привязанных лошадей стоял мотороид и лежал, распластавшись на земле, человек без головы.
Женщина медленно присела и опустила на землю разряженную винтовку.
Лицо её было ясное словно небо. Она была счастлива.
"Да..."
Так женщина сказала мужчине.
"Наконец-то я могу простить тебя. Слушай внимательно. Я прощаю тебя. Ты ведь этого хотел? Ты этого хотел больше всего на свете, правда? И теперь я исполняю твоё желание. Ты прощён. Эй, ты слышишь? ... Я прощаю тебя".

На берегу возвышался свежий могильный холмик. В изголовье торчала винтовка.
Рядом с холмиком на коленях стояла женщина, руки сложены у лица, она молилась.
Вскоре она встала, повернулась и спросила у человека, стоящего рядом:
"Госпожа Кино, вы легко могли застрелить меня, но не сделали этого. Почему?"
"Потому, что я не Бог. Вот и всё".
"Ага. Кино это Кино".
Так сказал Гермес.
"Понятно. ... Спасибо, что помогли его похоронить".
"Не за что".

Женщина подошла к лошади мужчины, сняла с неё всю упряжь, и мягко сказала:
"Теперь можешь идти туда, куда хочешь. Можешь остаться в лесу, можешь вернуться к воротам".
Затем легонько шлёпнула лошадь по крупу. Удивлённая лошадь прошла немного вперёд, глянула назад и галопом умчалась в лес.
"И что вы собираетесь теперь делать?"
Так Кино спросила у женщины.
"Моё путешествие уже закончилось, я вернусь в страну. Буду беречь память о нём до самой смерти".
"Понятно. Берегите себя".
"Спасибо. Ах, извините, мы с вами так и не пообедали".
"Ничего".
Женщина собрала пожитки, те, что не закопала, и привязала их к лошади. Затем легко оседлала лошадь и с улыбкой помахала рукой.
"Прощайте".
И женщина на лошади пропала за поворотом дороги.

"Фух..."
Кино вздохнула.
"Да уж, всё вышло, как ты и сказала, Кино. Хоть я немного и удивлён, но на меня это произвело впечатление".
Так радостно заявил Гермес.
"Наверно... Теперь давай заберём всё, что под руку подвернётся".
"Кино, какая же ты жадная".
Так заявил Гермес.
"А как же".
Так сказала Кино.

На берегу, по которому ехал мотороид, возвышался свежий могильный холмик.
В изголовье торчала винтовка.
Это была винтовка военного образца с корпусом из пластика, но оптического прицела на ней уже не было.


-------------------------------
Перевод на русский: Daidzobu
Категория: Kino no Tabi | Добавил: Daidzobu (24.07.2012)
Просмотров: 1313 | Теги: Kino no Tabi, Ранобэ
Войти на сайт

Архив
Поиск
Media network
Статистика
Rambler's Top100
bigmir)net TOP 100

Дизайн: Archer & Timekiller, Action Manga Team.      
При использовании материала с сайта, прямая ссылка на сайт обязательно.       Aragami Fansubs © 2007-2017