RSS
Меню
Главная » Ranobe » 2009 » Май » 28 » Kino no Tabi - Книга 11, глава 1: "Соединённая страна"

Kino no Tabi - Книга 11, глава 1: "Соединённая страна"

Kino no Tabi - Книга 11, глава 1:
"Соединённая страна"
~Обособленный~



Сквозь зиму мчался мотоцикл.
Это было огромное пространство скалистых гор без единого стебелька травы. Дорога петляла среди гор и мягко спускалась к холмам, в направлении "незнамо куда".
Мотоцикл ехал по дороге, упакованный так, словно замёрз. Большие дорожные сумки висели с обеих сторон заднего колеса, а сверху была коробка. Поверх коробки были привязаны спальный мешок, вода и канистры с топливом.
Небо было голубым и прозрачным. Круг солнца слабо поблёскивал где-то на севере. Была вторая половина дня, ближе к вечеру. Воздух был сухим и холодным.
"Чёрт, как же холодно".
Пожаловался водитель мотоцикла.
Она была одета в толстое зелёное пальто с головы до пят, подпоясанное ремнём, на котором в кобуре висел револьвер.
На ней была шапка, скрывающая голову и уши, очки с жёлтыми стёклами и шарф, обмотанный несколько раз вокруг горла и лица. Выражения лица было не разобрать. Слабый свет освещал её и мотоцикл с левой стороны.
"Дорога спустится к холмам примерно завтра к полудню. Тебе сказать температуру, Кино?"
Так мотоцикл спросил у седока.
"Нет, не надо. Я и так знаю, что очень холодно".
Так быстро ответил водитель - девушка по имени Кино. Из-под одежды голос был похож на бормотание.
"Мне кажется, что скоро мы достигнем нашего 'пункта назначения'. Хотя... ты его тоже не видишь, Гермес?"
Пока Кино говорила, она сбросила скорость, чтобы вписаться в крутой поворот. Заднее колесо скользнуло по дороге, подняв облачко пыли.
После чего:
"Пока что нет".
Как мотоцикл и сказал, прямо перед ними были видны только изгибы дороги, как и прежде. Кино опять увеличила скорость.
"Страна, в которую мы едем..."
Гермес замолчал, не договорив. Затем:
"Ну, это ведь не совсем, чтобы 'страна', правда?"
Так он поправил сам себя.
"Технически это 'остатки страны'. Но это неприятная фраза, так что говорят 'страна'. Её покинули четыре года назад, и сейчас там никого нет. Так мне рассказал человек, который там жил раньше, и это, скорее всего, правда".
"Я этого не слышал, Кино. И почему её покинули?"
"Да, я тоже его об этом спросила, но... это была таинственная история".
"Что это было?"
"Он сказал невезение".
"Извини?"
"Люди жили здесь с давних пор. Но однажды появился странствующий предсказатель. Он сказал, что 'строения и дорога туда расположены в нехорошем месте. Что жителей ждут несчастья. Что однажды жители вместе с домами провалятся под землю! Все попадут в ад!'"
"И что? Только из-за этого они и ушли?"
Гермес спросил с удивлением, Кино кивнула. Затем:
"Тот человек сказал мне, что жители были сильно опечалены. Вместо того, чтобы построить всё на новом месте, они стали иммигрировать и вскоре расселились по другим странам. Так как наука у них была хорошо развита, то их везде принимали радушно. И они стали жить счастливо".
"Ага. Значит, они были добрыми людьми? Те, кто говорит правду не задумываясь, зачастую делают людей несчастными, тех, кто покидает свою страну без малейшего колебания, тех, кто ищет лёгких путей и уходит в другие страны". Так сказал Гермес, который был удивлён или даже глубоко растроган.
"Ну, мне кажется, что это верно. Пока они счастливы тем, что имеют, пока они считают, что их решение и в дальнейшем принесёт им счастье - это хорошо".
Так ответила Кино.
За следующим поворотом горы расступились.
И стали видны развалины страны, расположившейся среди холмов.
Построенная на равнине между горами, она была окружена каменной стеной. Безусловно - огромная страна. За высокими стенами пространство было усеяно дома землистой расцветки, словно мелкие детали какого-то удивительного орнамента.

"Мы приближаемся".
Сказав так, Кино въехала на Гермесе в главные ворота. Огромные створки занимали свои ниши в городских стенах, выложенных из огромных каменных блоков. Ворота были настежь открыты и припорошены песком.
Кино и Гермес въехали в город, освещённый тусклым вечерним светом. Пересекая городскую площадь, расположенную перед воротами, широкая дорога вела их вглубь страны.
Здания всевозможного размера были сложены из камня, некоторые были высотой до пяти этажей. Окна были заколочены досками, но сами здания сохранились в целости.
Кино и Гермес медленно ехали по пустой улице. Звук двигателя Гермеса многократно отражался от зданий и таял в воздухе.
"Довольно красивый город. Конечно, мы ведь не слишком часто посещали руины".
Так сказал Гермес, на котором возвышалась Кино. Дорога не освещалась, и можно было подумать, что город покинули совсем недавно.
"Ах... и то хорошо".
Так сказала Кино, останавливая Гермеса на перекрёстке. Глухой звук прокатился по соседним улицам и проехал грузовик. При ближайшем рассмотрении оказалось, что ему в протектор набились ветки кустарника, а сзади разбрызгивалась вода. Сиденье водителя было пустое. Руль вращался медленно и совершенно самостоятельно.
"Ух ты".
Так сказал немного удивлённый Гермес.
"Смотри, Кино. Он автоматический. Этот город действительно продвинутый".
"Я слышала, что они уехали, не отключив устройства управления городом".
Так ответила Кино, тронув Гермеса с места.
"Почему?"
"Чтобы город выглядел гостеприимно для всех, кто решит здесь поселиться".
"Как любезно с их стороны. Ох! Освещение включилось".
Посреди фразы Гермеса городские огни, установленные между пешеходной дорожкой и бордюром дороги, один за другим стали зажигаться. Будто соревнуясь с ними в скорости, волна света промчалась вдоль улицы, обогнав Кино и Гермеса.
"Да, город всё ещё работает. Мне сказали, что я могу жить здесь. Если, конечно, не боюсь попасть в ад".
"И что ты будешь делать? Ты ведь не боишься неожиданно 'попасть в ад'?"
Кино ответила, поддразнивая Гермеса:
"Надо подумать... Это неплохая идея. Если я оставлю тебя здесь, пометив брошенным, а вместо тебя возьму один из этих чистеньких грузовичков..."
"Ты не сможешь. Кто-то из великих сказал, что тот, кто плохо заботится о своём мотоцикле, - попадёт в ад".
"Да, это страшно. Не буду так делать... Давай найдём хорошее место для отдыха и закончим первый день. Завтра осмотримся, а послезавтра отправимся дальше".
Кино выбрала довольно большое здание у дороги и заглянула внутрь. Похоже, что раньше здесь был универмаг. Кино вытащила матрац из подсобки и расстелила на полу.
После скромного ужина:
"Совсем не то, что спать на холодной земле, продуваемой всеми ветрами... Спокойной ночи, Гермес".
Не снимая тёплой одежды, револьвер под подушку, она завернулась в зимний спальный мешок.
На пустой, холодной улице только уличные фонари светились, расставленные одинаково далеко друг от друга.
А вверху оживлённо перемигивались бриллианты звёзд на тёмном бархате неба.

На следующий день Кино проснулась на рассвете.
Небо было чистым. На безжалостном морозе Кино протёрла лицо влажным полотенцем. Затем выполнила свои упражнения. Не так интенсивно, чтобы не вспотеть.
Затем зажгла топливо и согрела воды. Добавив немного сахара - выпила чаю. К тому времени, когда она закончила завтракать, проснулся Гермес.
Кино удивилась, когда Гермес сказал, что такие моменты в его жизни уже встречались. Затем он спросил:
"Ну, Кино. И какие на сегодня планы?"
"Пойдём, осмотрим местные достопримечательности, и..."
"Осмотрим достопримечательности, и?"
"Поищем что-нибудь полезное".
Так ответила Кино. Через несколько секунд Гермес снова спросил.
"Значит, ради этого мы сюда и приехали?"
"Да, и для этого тоже".
"Обречённая на бедность. Или лучше сказать - скупость. Ничего другого в голову не приходит".
"Этому трудно возразить".
Так ответила Кино.

Оставив поклажу, Кино и Гермес исследовали пустой город.
Кроме мусороуборочных машин в городе больше ничего не двигалось. Ни единого облачка на небе и ни одной живой души не было в этом холодном мире.
В центре города было рукотворное озеро. За промёрзшим до дна озером располагался большой парк, в котором стоял каменный монумент.
Причина, по которой он был здесь установлен, была аккуратно вырезана на самом монументе. Сбоку краской было написано: "Жалко, не понял ни единого слова. Путешественник".
Около полудня Кино обнаружила тихое, пыхающее облаками белого пара здание прямо за северной границей города, и Гермес попросил узнать, что это такое и как оно работает. Это оказалась электростанция, работающая на ядерном топливе и всё ещё в неплохом состоянии. Кино зашла внутрь и воспользовалась ванной, а затем:
"Ты всё ещё там, Кино?"
"Я уже досчитал до ста".
"Не утони, ладно, Кино?"
"Если будешь там слишком долго, станешь морщинистая, как чернослив, Кино".
Она пробыла там довольно долго.
Затем она нашла продуктовый склад и, проникнув внутрь, нашла огромные запасы зерна, которые не забрали во время иммиграции.
"Отлично!"
"Ты воришка!"
Кино взяла один из больших, тяжёлых мешков, спросила Гермеса - ничего, если она погрузит мешок на него. Гермес сказал, что если её не волнуют множественные проколы шин, то ладно. Она положила мешок обратно.
Незадолго до наступления вечера Кино нашла завод по перегонке нефти.
"Есть!"
"Бери!"
Она до верха залила топлива в бензобак Гермеса и наполнила запасные канистры.
Когда наступил вечер, в пустынном городе только для Кино и Гермеса заиграла музыка. Мягкая музыка лилась из репродукторов, установленных вдоль улиц, а затем голос дважды произнёс: "Время возвращаться. Будьте добры, пожалуйста, возвращайтесь домой".
Кино выбрала комнату на первом этаже дома, расположенного в жилом районе, чтобы скоротать ночь. Она поставила Гермеса в пустой гостиной. Разломала несколько запылённых стульев на дрова и разожгла огонь в камине, в котором не было и намёка на пепел. Затем попробовала выключатель в коридоре и с радостью обнаружила, что свет, как и система отопления, всё ещё работают.
Кино попробовала включить телевизор, экран которого тоже был заключён в деревянную раму, но он показал пару секунд пустой экран, после чего отключился.
"Ну что ж. Пора спать".
Забравшись на большой диван, она закуталась в спальный мешок, сняв верхнюю одежду, так как в комнате было тепло.

"Мм, сегодня было довольно интересно".
"Точно. Давненько мы не посещали пустых стран".
"Завтра мы уезжаем. Спокойной ночи, Гермес".
"Спокойной ночи, Кино".

На следующее утро.
Перед отъездом Кино поискала что-нибудь, что можно было бы взять с собой и потом продать, или что могло бы пригодиться в путешествии.
"Опять решила заняться грабежом, Кино?"
После осмотра комнаты:
"Хмм?.."
Она обнаружила труп повесившегося человека.
Тело находилось по соседству с той комнатой, в которой она спала, точнее - в небольшой уборной. Верёвка ослабла и ноги касались пола, можно было подумать, что умерший просто смотрел вниз, наклонив голову, или просто стоял. Это был человек средних лет, хорошо одетый. Холод не позволил телу разложиться, тело мумифицировалось.
На стене была посмертная записка самоубийцы.
Гермес расспросил Кино по возвращении, она ему ответила:
"Там сказано - 'Я не хочу покидать свою страну. Но и в ад попасть тоже не хочу. По своей собственной воле отправляюсь в полёт на небеса. Я ни о чём не жалею'".
"Хм. Интересно, он сам это сделал?"
"Кто знает. Но..."
"Но?"
"Вот что он оставил. Лежало около тела".
Из кармана она достала складывающееся устройство размером с книгу. Кино села рядом с Гермесом и принялась изучать предмет. Это было устройство чёрного цвета, на крышке у которо-го был экран, ниже располагалась клавиатура.
"Как думаешь, что это такое?"
"У него есть что-то вроде антенны. Должно быть, это переносной компьютерный терминал. Скорее всего, он предназначен для отображения текста на экране".
Так ответил Гермес. Кино спросила, не может ли он взорваться, если с ним обращаться не очень аккуратно, на что Гермес ответил, что вряд ли. Кино нажала на кнопку включения, затем потыкала в кнопки клавиатуры. Экран засветился и показал цифры, похожие на дату.
"Что бы я теперь ни нажимала, он не работает. Не знаешь, как им пользоваться, Гермес?"
"Ты не поверишь, но - нет. И спросить не у кого".
"Ну да".
Кино выключила устройство. Она сложила его, завернула в ткань и положила в сумку.
"Что ты собираешься с ним делать?"
"Забрать".
"Я так и подумал".

Кино направила Гермеса к западным воротам.
Как и во время прибытия, Кино была одета в толстое зимнее пальто, на глазах жёлтые очки, толстый шарф укутывал горло и лицо.
Двигаясь по слабо освещённой дороге, они периодически обгоняли только всё такие же старательные уборочные машины.
Жилые дома по обеим сторонам дороги исчезли, а их место занял большой городской район с домами размером со школу или больницу, стоящими аккуратными рядами. В конце широкой дороги стали видны высокие городские стены. Когда Кино стала набирать скорость:
"Что-то жуткое стоит слева".
Так неожиданно заявил Гермес. Кино сбросила скорость, но не затормозила. Гермес проехал немного дальше по инерции и остановился.
Поворачиваясь к большому белому зданию, Кино спросила Гермеса:
"Что значит 'жуткое'?"
"Я удивился. Такого я никогда раньше не видел. Что-то вроде наполовину закопанного яйца, свод которого сделан из бетона. Странное здание. С того места я увидел его лишь на мгновение".
"Тогда я тоже посмотрю".
Кино медленно развернула Гермеса и поехала в город. Они проехали что-то вроде автостоянки и повернули за угол здания:
" Вот. Видишь?"
Как и сказал Гермес, они очутились перед куполообразным строением. Свод, внутри которого могло разместиться кладбище или монумент, был построен в центре большого пространства, огороженного невысокими стенами. Пандус шириной в машину начинался у ограждения и заканчивался перед стальной дверью.
Сдвинув очки вверх и опустив шарф с лица так, что её дыхание стало вырываться белыми облачками, Кино сказала:
"Что это такое?.. Кладбище? Давай рассмотрим поближе".
Кино медленно направила Гермеса по пандусу. Как только они остановились перед дверью:
"Добро пожаловать".
Спокойный женский голос сказал из переговорного устройства, расположенного сбоку. На мгновение ошеломленная, Кино ответила:
"А, здравствуйте. Что это за..."
Здание? Кино не договорила, так как голос продолжил:
"Если вы решили познакомиться с хозяином, пожалуйста, подождите. Если у вас нет такого намерения, пожалуйста, уходите".
"Что это значит?"
"Кто его знает".
Кино и Гермес обменялись фразами и задумались в нерешительности, оставшись на месте.
"Хозяин решил, что встретится с вами. Добро пожаловать".
Вскоре после того, как голос умолк, металлическая дверь беззвучно отъехала в сторону. Открывшееся место напоминало четырёхугольную площадку подъёмника. Места хватило бы даже для автомобиля.
"Что будем делать, Кино?"
"Не знаю... Что-то я не совсем понимаю".
"Если здесь хозяин, то это значит, что здесь кто-то есть, так ведь?"
"Но эта страна..."
Должна быть безлюдна. Когда Кино хотела это сказать:
"Ах, добро пожаловать, добро пожаловать! Пожалуйста, входите. Добро пожаловать, путешественник! И мотоцикл, конечно же!"
Послышался голос, удивительно отличающийся от того, что слышался из переговорного устройства. Голос принадлежал молодому человеку.
"......."
Кино медленно направила Гермеса вперёд. Когда они въехали в четырёхугольное пространство, она заглушила двигатель. Дверь позади них стала медленно закрываться.
"Ты уверена, Кино? Это может быть ловушка".
"Любопытство сильнее меня".
Дверь закрылась и комната начала движение вниз. Очень плавно и без толчков.

Прошло несколько десятков секунд, но они продолжали спускаться.
"Ого, глубоковато".
Так искренне удивился Гермес.
Наконец комната остановилась и белая дверь, противоположная той, через которую они въехали, стала открываться.

Как только дверь открылась, они увидели комнату. Это было место, где могли жить люди.
Стулья, стол, комод и прочая мебель была расставлена в комнате. На стенах висели картины.
В углу комнаты на подставке располагался большой телевизор. Яркие лампы свешивались с высокого потолка. По размеру и внешнему виду комната очень напоминала гостиную. Только окон не было. Стены, конечно же, ничего об этом не думали и лишь простирались дальше и дальше.
"Добро пожаловать, путешественник".
В центре комнаты стоял молодой человек.
Стройный, он выглядел на свои двадцать лет, на нём были брюки и белая футболка навыпуск. Тонкие черты лица и короткие волнистые волосы пепельного цвета. Его бледность мало чем отличалась от бледности пациента больницы, но его поведение, напротив, было очень ярким, и он даже сорвался на бег, чтобы приблизиться к Кино.
"Эмм, доброе утро. Я Кино. А это Гермес".
После приветствий и представлений:
"Должно быть, это ваш голос мы слышали".
"Вы совершенно правы. Проходите, проходите. Я принесу вам чая".
Вслед за пригласительным жестом, Кино вкатила Гермеса в комнату. Белые двери, открывшиеся со стороны подъёмника, с этой стороны выглядели как обычные стены. Они медленно закрылись.
Кино поставила Гермеса около небольшого круглого столика и сняла тёплую верхнюю одежду. В комнате было довольно тепло, так что она сняла и жилет, оставшись в рубашке, и села. Кобура повисла у неё на поясе.
Рядом с комнатой располагалась кухня, за которой, скорее всего, была спальня. Все комнаты вместе занимали места не больше, чем одноэтажный домик, только закопанный глубоко под землю.
Молодой человек приготовил чай и принёс чайник. Он поставил на стол кружку для себя и почти новую для своей гостьи.
Разливая чай, он поинтересовался:
"Мне кажется, вы собирались покинуть страну через западные ворота? Прошу меня извинить, если я задерживаю вас".
Кино ответила утвердительно, а затем отрицательно, сказав, что они должны покинуть страну в течение дня, так что о времени можно не беспокоиться.
"Ох, это замечательно!"
Он налил Кино чай. Тогда она сказала:
"Он интересно пахнет. Что это за чай?"
Она выслушала его ответ. Он сказал, что это обычный чай и отпил его, после чего Кино поступила так же. Она сказала, что чай очень вкусный.
"Ах, у меня так давно не было гостей. Это просто здорово".
После того, как он это сказал, Кино обратилась к нему:
"Я бы хотела кое-что узнать..."
"Да, конечно. Почему я живу под землёй, один? Конечно, я расскажу вам! Это забавно! Обо всём этом рассказывать. Ага!"
Так, совсем по-детски, сказал человек и улыбнулся, тоже совсем по-детски.
"Итак, почему я живу один..."
"Да".
"Мне нельзя помочь. Я болен".
"Болен?"
"Ага. И есть большая вероятность заразиться от меня".
"Тогда - хинидин?"
(прим. переводчика: хинидин - препарат, который используется для лечения сердечной аритмии.)
Никто не ответил на вопрос Гермеса.
Спустя некоторое время Кино спросила:
"Карантин?"
"Да, точно!"
Гермес промолчал.
Молодой человек несколько раз кивнул, после чего энергично потряс головой.
"Ой, но с вами всё в порядке, Кино! Вы же не из этой страны. Для иноземцев эта болезнь не заразна. Иноземцы - единственные люди, с кем я могу встречаться".
"Что же это за болезнь?"
Так прямо спросил Гермес. Человек радостно ответил.
"Если я попадаю под прямые солнечные лучи, даже совсем ненадолго, моё тело становится настоящим месивом. Вот почему я здесь, под землёй. Вы слышали о чём-нибудь похожем во время своих путешествий?"
Кино наморщила лоб.
"Да. Только... я никогда не слышала, что эта болезнь заразна".
"Может быть, в других странах это так, но здесь она заразна. И только среди жителей нашей страны. И причиной этому может быть..."
"Может быть?"
"Конечно, легенда! Это было давным-давно, когда наши предки страдали от излишка солнечного света. В то время вождь начал горячо молиться о дожде, пусть даже таком, что они больше никогда снова не увидели бы солнца. И мольба была услышана, и пошёл дождь, но тогда же вождь неожиданно узнал, что больше не может жить на солнечном свету. Это свойство распространилось на его семью и им пришлось жить там, где их не могли достать солнечные лучи. Когда у них родились дети, они тоже не могли выйти наружу и умерли. Вождь горько плакал. Но с тех пор солнечный свет больше не был для них вреден. Эту легенду рассказывают в нашей стране из поколения в поколение. Как в ней и говорится - время от времени рождаются люди вроде меня, вот меня и поместили в карантин. Теперь вы понимаете, да?"
Кино смотрела на человека, такого гордого собой.
"А, понятно..."
Так она пробормотала.
"Теперь мы знаем легенду и то, что Кино не заразится..."
Но Гермеса перебили.
"Так и есть! Я жил здесь последние восемь лет, ага!"
Так он заявил, глаза его сверкали.
"Сначала было трудно, но теперь всё в порядке. Конечно, еду и питьё я получаю через подъёмник! И всё это мне нравится! Да, вначале кое-что я терпеть не мог, но я смог выстоять, ага! Например, изюм! Наверху весь год холодина, но здесь тепло! Даже слово "комфорт" придумали только для того, чтобы описать это место! Я здесь не скучал ни одного дня! Я расскажу тебе и про это!"
Разговор доставлял ему столько радости, что он готов был лопнуть от удовольствия, и он всё говорил и говорил без умолку.
"Жители твоей страны не приходят... Так почему бы не поговорить с ними по телефону?"
"Неа! Не хочу заразить их!"
"..."
Кино промолчала и бросила взгляд на Гермеса.
"Продолжай".
Так кратко он сказал.
Кино снова повернулась к молодому человеку и продолжила с лёгкой тенью на лице.
"Можно задать тебе вопрос?"
"Конечно! Спрашивай что хочешь!"
"Тогда я спрошу".
Когда молодой человек с удовольствием допил свой чай и поставил чашку на стол, Кино спросила:
"Ты знаешь, что в этой стране никого, кроме тебя, не осталось?"
После двух секунд молодой человек прыснул, а затем полминуты смеялся не переставая.
"Ахахахаха! Ну вот опять! Это так смешно! Все путешественники такие забавные!"
Он схватился за живот и ещё полминуты смеялся.
"......."
Кино молча за ним наблюдала.
Когда он отсмеялся:
"Все путешественники, которые приходят сюда, говорят мне это. Словно какой-то заговор против меня. Ах, это просто уморительно!"
Вытирая слёзы, так сказал молодой человек.
"Простите, но это секрет".
Так ответил Гермес в том же тоне, но молодой человек только улыбнулся со словами "конечно-конечно".
"Я помню, четыре года назад, когда я стал приглашать путешественников зайти ко мне, они стали мне говорить это! Вроде 'Здесь больше никого нет', или 'Понимаешь? Тебя оставили одного'. Они все были так серьёзны, что я не мог сдержать смех".
Кино не проронила ни слова и:
"Ну? Ну?"
Гермес радостно поддержал разговор.
"Ну, если вы пытаетесь одурачить меня, то я не попадусь на такую уловку. Это очень забавно. Ну, я говорил им, что не верю в это, так что прекращайте, но были и такие, которых это очень расстраивало. А были и такие, которые говорили нелепые вещи, вроде 'Тогда я покажу тебе правду, пошли со мной'. Но потом и они сдавались". Кино открыла рот.
"Похоже, что ты не веришь в то, что 'в этой стране больше никого нет'..."
"Ахаха! Конечно! Как я могу в такое поверить?"
"Но почему? Если можешь, расскажи мне".
"Рассказать и это тоже, ага? Конечно, это же просто!"
Сказав так, молодой человек встал. Он подошёл к телевизору, взял пульт дистанционного управления, лежавший сверху, и нажал кнопку.
Через мгновение экран засветился и показал площадку, заполненную молодыми парнями и девушками, а затем пожилого мужчину у доски.
"Если к этим данным применить соответствующую формулу, то..."
"Ненавижу учёбу".
Так сказал молодой человек, быстро переключая канал. Картинка на экране сменилась, теперь это был концертный зал, в котором женщина в элегантном платье играла на пианино.
"......"
Молча Кино следила за его движениями. Он переключал каналы больше десяти раз, и каждый раз картинка отличалась от предыдущей. Спорт, где люди пинали мяч, кулинарный канал, чёрно-белый фильм.
В конце он вернулся к пианистке. Она прекрасно играла, и молодой человек сказал:
"Было бы здорово, если б я тоже мог так играть".
Так он негромко пробормотал. Затем повернулся к Кино и Гермесу и улыбнулся.
"Ну? Телепередачи ни разу не прекращались за все эти годы".
Кино спросила, есть ли канал, по которому транслируют свежие новости, на что он ответил:
"Неа. В этой стране такого канала никогда не было. Все каналы идут в записи".
"Тогда эти записи повторяются снова, и снова, и снова? Это не может быть доказательством того, что люди всё ещё здесь".
Так заявил Гермес. Молодой человек с радостью ответил:
"Я знал, что вы это скажите! По правде сказать, путешественник, который был перед вами, заявил то же самое. Но... да, когда он кое-что увидел, то замолчал и сдался".
Молодой человек встал и скрылся в комнате, расположенной напротив кухни. Через секунду он вернулся, держа в руках складывающееся устройство размером с книгу.
Оно было светло-голубым. На крышке располагался экран, а ниже была клавиатура.
"А, я уже видел такое".
Так сказал Гермес. Кино вытащила точно такое же устройство и положила его на стол.
"Ого! Первый раз вижу его у путешественника! Это просто замечательный день! Кино, откуда он у тебя? Это то же самое, что и персональный идентификатор для жителей нашей страны, в самом деле, это невозможно, чтобы у тебя он был".
"Он лежал около мёртвого человека, вот я и подобрала его".
После ответа Кино молодой человек снова расхохотался и смеялся секунд десять.
"Действительно, ты самый интересный путешественник из всех, кого я встречал! Редко встретишь человека, который умеет шутить с таким серьёзным лицом!"
"Ну, так и для чего же он?"
Гермес задал вопрос. Молодой человек наконец успокоился и открыл своё светло-голубое устройство. В тот же момент фортепианный концерт исчез, а его место занял неожиданно появившийся текст.
Кино посмотрела на телевизор, а затем спросила:
"Что это?"
"И в самом деле, что?"
Так шутливо ответил молодой человек, вместо него ответил Гермес.
"Это экран для передачи информации, да? Так ты можешь работать с этим устройством".
"Абсолютно правильно! Невероятно! Это сохранит мне кучу времени. Вот это - знаменитое переговорное устройство, разработанное в нашей стране. С его помощью ты можешь 'обмениваться' текстовой информацией с другими людьми. Телевизор только принимает информацию, но это устройство совсем иное. Оно даёт возможность двухстороннего обмена".
"Хмм. Кино, ты понимаешь?"
"Кое-что".
"Вы можете видеть то же самое на экране устройства, но в телевизоре буквы больше и их легче читать. Вот, видите? Посмотрите ближе".
Он придвинул подставку под телевизор ближе к ним. Она была оборудована колёсиками, а потому под слабый шум мотора она подъехала к круглому столику и остановилась.
"А теперь я увеличу их".
Щёлкая и цокая кнопками, молодой человек что-то набрал на клавиатуре. Квадрат на экране увеличился до таких размеров, что буквы стали хорошо видны. Кино и Гермес смотрели на экран. Там появилось:
<Добро пожаловать> и <Пожалуйста, выберите жанр> большими буквами.
"Вот что я хотел вам показать. Вы выбираете жанр и присоединяетесь к беседе". Ниже располагался лист с сотней жанров. Их было огромное разнообразие, от общих, вроде <Касательно политики страны>, <Разговоры о жизни> и <Консультации>, до специфических, вроде <Майонез и варёные овощи> или <Мой пояс стал мне давить>.
"Так ты говоришь, что прямо сейчас ты можешь обмениваться текстом с 'людьми' на другом конце устройства?"
Так спросила Кино, которой ответил, естественно, молодой человек.
"И очень быстро. Я иду на <Сборище скучающих> и начинаю тему о путешественниках. Ты можешь войти под своим настоящим именем или псевдонимом. Если люди узнают, что я парень, который болеет, то, скорее всего, они встревожатся, поэтому я использую псевдоним. Вы тоже можете посмотреть".
Говоря так, молодой человек застучал по клавиатуре, да так быстро, что звук отдельных нажатий перестал различаться. Казалось, что у него тридцать пальцев.
"Ты мог бы играть на пианино".
Так пробормотал Гермес.
Буквы неистово побежали по экрану.
<У меня сегодня остановилась молодая путешественница на мотоцикле, прямо сейчас она сидит в моей комнате. Кому-нибудь это интересно?>
Слова прыгнули в самый верх экрана. Не прошло и десяти секунд, как посыпалось:
<Да, мне!>
<Звали меня?>
<Блин, это здорово. Удивительно, как она смогла приехать?>
<Приводи её сюда!>
<Если это правда, то это изумительно.>
<Что она за человек?>
<Если это какой-то дешёвый трюк, то не тратьте моё время, я на такое не куплюсь! Хоть мне и скучно.>
<По любому, познакомь с ней.>
<ЗАВИДУЮ!>
<Пожалуйста, дай больше информации.>
<Кто она? Она красивая?>
Все одновременно. Слова появлялись снизу, вытесняя те, что в самом верху.
"Невероятно, правда? Это всё скучающие люди этой страны, которым сейчас нечего делать! Каждый ответ представляет мнение одного человека. Сейчас, в этот самый момент, все эти люди связаны со мной!"
Говоря это, молодой человек набрал ответ с невероятной скоростью.
<Народ, я сейчас такое скажу, держитесь за стулья!>
Большие буквы текли по экрану, и каждое мнение молодой человек объяснял и на каждую реплику отвечал.
Когда он закончил, рассказав о Кино и Гермесе всё, от начала до конца, то:
"Ну, а теперь давай попробуем".
Сказав так в несколько озорной манере, он напечатал, что Кино, как и все другие путешественники, сказала ему всё ту же ложь, что 'кроме тебя в этой стране больше никого нет'".
Различные ответы пришли.
<Боже мой, это действительно весело! Тогда что же мы такое?>
<Мертвецы, что ж ещё! Хаха!>
<Я знаю! Путешественники настоящие мастера приврать и напугать народ!>
<Интересно, зачем вообще им нужно рассказывать такие глупости?>
<Ты, с путешественницей: ты живёшь в деревне или где? Там что, никого вокруг? Для вранья эта тема самая безумная.>
<Может быть, он заперся в доме вместе с путешественницей. Тогда просто раздвинь занавески, чувак. Это и для здоровья полезней.>
<Блин, вам там, наверно, совсем уж скучно.>
<Эй, да и тебе тоже.>
<Кончайте, без драк тут.>
<Насколько я помню, сегодня не выходной. Все уже вернулись с работы или что?>
<Шшш, тише.>
<Я играю в хоккей!>
<Эй, не стоит недооценивать свою жену.>
Молодой человек поблагодарил участников беседы.
<Ну, я ещё поговорю с путешественницей. Свидимся. Потом расскажу вам ещё!>
Он отправил это сообщение и выключил устройство. Буквы исчезли с экрана. Телевизор вернулся на своё обычное место.
Молодой человек повернулся к Кино, которая маленькими глоточками допивала уже давно остывший чай, и сказал:
"Видишь? Ну и? Думаешь, что сможешь обмануть меня, когда я связан со всеми этими людьми?"
Глядя на его лучезарную улыбку:
"...Нет".
Так ответила Кино, и хоть казалось, что шире улыбаться уже невозможно, молодой человек смог.
"Правда?! И..."
"И?"
Так спросил Гермес. Молодой человек ответил.
"Теперь вы знаете, почему мне никогда не скучно! Хоть я и здесь, но я связан со всеми. Иногда мы ссоримся, но мы всё ещё живём вместе! И я никогда не останусь в одиночестве!"

"Кстати, хочешь ещё чаю?"
Кино и Гермес молчали, вот почему он так спросил.
Кино отказалась, объяснив, что скоро им уезжать. Затем она взяла устройство, которое нашла в городе и поинтересовалась:
"А я могу использовать это устройство?"
"Конечно. Одну минутку".
Он соединил устройство со своим с помощью какого-то кабеля, потом стал что-то делать, набирая на клавиатуре то одного, то другого устройства. Через несколько десятков секунд:
"Всё. Я настроил его так, что любой сможет им пользоваться. Теперь, если будешь следовать инструкциям на экране, сможешь участвовать в беседах, как и я". Кино получила устройство назад.
"Спасибо. Я потом попробую".
Так она сказала и положила устройство в сумку на заднем колесе Гермеса.
"Могу я спросить у тебя кое-что?"
Так спросила Кино, на что молодой человек с готовностью ответил: "Конечно, всё, что угодно".
"Тогда, прежде всего, могу я обмениваться этими сообщениями с людьми, которые живут за пределами страны?"
"Нет, это невозможно. Только с людьми, живущими здесь".
"Понятно".
Кино кивнула, затем спросила:
"А когда стало возможно обмениваться только с жителями этой страны?"
"Странно, но тогда же, когда путешественники стали меня обманывать..."
Молодой человек улыбнулся.
"Четыре года назад".

Кино вела Гермеса сквозь холодный воздух в направлении западных ворот. Перед воротами раскинулся сквер с чистыми, стоящими идеальными рядами скамейками, бесконечно молчаливым фонтаном и давно высохшим маленьким озером.
Кино остановила Гермеса и заглушила двигатель.
"Что случилось?"
Когда Гермес так спросил, Кино поставила его на подножку и слезла. Она вытащила устройство из сумки и, сняв перчатки, включила его.
Пока устройство запускалось:
"Знаешь, по поводу всего этого..."
Так пробормотал Гермес.
"Внизу есть дата изготовления. Похоже, что его сделали шесть лет назад".
"А это значит..."
"Что обмен сообщениями могли начаться ещё в то время".
"...... Ясно. Я поняла".
Когда на маленьком экране появились буквы, Кино разыскала тему, которую начал молодой человек.
Там продолжался бесконечный рассказ молодого человека о путешественнице, что-то на тему, как она приехала и пыталась обмануть его, что здесь никого нет, но он не попался на этот обман.
"........."
Кино некоторое время наблюдала за экраном, а затем стала неуклюже набирать.
"Что ты собираешься сделать, Кино?"
"Я думаю, что лучше всего оставить всё как есть".
Так пробормотала Кино, набирая новое сообщение.
<Прямо сейчас я вижу, как путешественница выезжает через западные ворота. Может быть, это та самая, о которой ты рассказывал? Она выглядит удручённой, что ты не поддался на её обман.>

Не было никого около устройства.
Устройство одиноко лежало в сквере на пустой скамейке.
Экран на откинутой крышке показывал сообщение Кино молодому человеку, на которое вскоре пришёл ответ.
<Вижу!>



------------------------------
Перевод с английского: Daidzobu
Категория: Kino no Tabi | Добавил: Daidzobu (28.05.2009)
Просмотров: 3039 | Теги: Kino no Tabi, Ранобэ
Войти на сайт

Архив
Поиск
Media network
Статистика
Rambler's Top100
bigmir)net TOP 100

Дизайн: Archer & Timekiller, Action Manga Team.      
При использовании материала с сайта, прямая ссылка на сайт обязательно.       Aragami Fansubs © 2007-2018