RSS
Меню
Главная » Ranobe » 2009 » Июль » 3 » Kino no Tabi - Книга 1, глава 3: "Три человека вдоль рельсов"

Kino no Tabi - Книга 1, глава 3: "Три человека вдоль рельсов"


Kino no Tabi - Книга 1, Глава 3:
"Три человека вдоль рельсов" ~ На рельсах ~



В этом лесу были самые огромные деревья из всех, что Кино когда-либо видела, а видела она много. Стволы были такими толстыми, что пни можно было использовать как двуспальную постель. Они были как колонны храма, но стояли разбросанно, без единого намёка на то, что человек называет порядком.
Вверху они образовывали зелёный навес. Нижние ветви и листья были в добрых двадцати метрах над землёй и скрывали небо. Так как солнечный свет едва протискивался сквозь этот навес, трава не могла расти. Земля была чёрной и влажной и испускала сильный, опьяняющий аромат, который был так приятен Кино, но от него клонило в сон.
"Если честно, я не люблю ездить по лесу. Знаешь почему?"
Кино отошла от пня, на котором присела отдохнуть, и вернулась туда, где был припаркован Гермес.
"Из-за гусениц?"
"Нет... То есть да, но не только из-за них... В лесу очень легко потерять чувство направления. Ты можешь думать, что едешь на запад, но неожиданно замечаешь, что едешь на юг. Ты не видишь солнца".
"У тебя есть компас, Кино".
Так сказал Гермес, но Кино проигнорировала его.
"И аромат леса - земли и деревьев - он как фимиам в храме. Ты впадаешь в состояние... молитвы".
"Аллё. Посетить множество мест. Встретить разных людей".
Так сказал Гермес.
"Если направимся на север, скоро минуем эти огромные деревья и сможем найти настоящую дорогу".
Так сказала Кино, улыбнувшись и кивнув подбородком в сторону дороги. Тот путь, по которому они сейчас путешествовали, значительно отличалось от слова 'дорога'. Это была всего лишь утрамбованная земля, усыпанная сосновыми иглами и засохшими листьями.
"Сможем?"
Кино вытащила компас из нагрудного кармана своего чёрного жилета и сверилась с ним.
"Да. Север. Поехали".
По старой привычке она проверила место, где они остановились, на предмет - не забыла ли чего. На всякий случай проверила, крепко ли привязан багаж и пальто к заднему багажнику Гермеса. Затем надела перчатки и очки, села на Гермеса и они тронулись.
Несколько минут спустя они остановились, чтобы Кино снова смогла вытащить компас и проверить направление.
Ещё через несколько минут она повторила процедуру.
И опять.
И опять.
"Ненавижу так ездить".
Так пожаловался Гермес после пятого раза. Но её это не остановило.
Когда она в очередной раз сверялась с направлением, а если бы она считала эти проверки, то число не сильно отличалось бы от сотни, то заметила, что свет, протискивающийся через навес листьев, стал ярче. Впереди, между стволами, можно было разглядеть полоски золотого частокола. Они приближались к краю леса.
Теперь они двигались медленней, свет становился ярче, золотые ленты становились шире. К тому времени, когда они проехали последние деревья, глаза Кино привыкли к свету.
Но у северной границы леса не было дороги. Перед ними не было ничего, кроме самого обычного, плотного, низкого, разросшегося кустарника.
"Нет дороги. Может, мы поехали не в том направлении?"
Так спросил Гермес.
"Нет... Я думаю, что мы ехали правильно. Смотри".
Так сказала Кино и показала на землю.
Две ленты ржавого цвета просматривались сквозь разросшуюся траву.
"Рельсы? Железная дорога!"
"Конечно".
Так сказала Кино, притоптав траву около одного из рельсов, высвободив немного больше его поржавевшей поверхности.
"Человек, который указал нам это направление, сказал, что 'мотоцикл там проедет, и скоро вы сможете выехать на нормальную дорогу'. Наверно, он имел в виду вот это. Должно быть, люди используют её, чтобы проехать сквозь кустарник".
"Может быть. Если только тут не ходят поезда".
"Рельсы сильно поржавели и заросли травой. Поезда здесь не ходили очень давно".
Кино повернула на запад, направив Гермеса между рельсов. Трава равномерно покрывала рельсы, образовав что-то вроде зелёной дороги, проходящей сквозь заросли кустарника.
"Ну, по крайней мере, теперь нам не нужно останавливаться каждые пять минут, чтобы посмотреть на компас".
Так сказал Гермес.
Они поехали вперёд медленно, чтобы не наехать на рельсы. Когда солнце было в зените, им повстречался человек.
Гермес первый его заметил.
"Осторожно, люди".
Так сказал Гермес, когда они ехали по длинной, плавной дуге.
Кино, которая немного ушла в свои мысли, глянула вперёд и увидела фигуру на рельсах впереди них. Она резко нажала на тормоз, вызвав возглас протеста у своего механического спутника.
Человек, наклонившись в их сторону, что-то делал между рельсами. Он глянул на них, но на его лице не отразилось ни удивления, ни беспокойства. Позади него стояла железнодорожная дрезина, гружёная непонятно чем.
Кино остановилась прямо перед человеком, заглушила двигатель Гермеса и слезла с мотоцикла.
"Здравствуйте".
Так она сказала и поклонилась.
Человек встал. Он был старый и низкорослый. Его лицо сплошь покрывали морщины, которые почти скрывали серые глаза. Длинные волосы были почти безукоризненно белые, а борода не стриглась очень давно. На нём была чёрная фуражка. Рубаха и штаны, такого же чёрного цвета, были заношены до дыр и заштопаны тут и там.
"Приветствую, путешественник".
Так сказал человек доброжелательно.
Кино хотела продолжить, но её взгляд упал на то, что было позади морщинистого человека.
"Вау!"
Старик посмотрел через плечо, затем снова повернулся к Кино и Гермесу.
"Да, всё это сделал я".
Так он сказал, улыбнувшись.
Позади маленького старого человека рельсы были очищены от травы. Между ними на одинаковом расстоянии друг от друга, на подстилке из горошин белого гравия, лежали шпалы. Сами рельсы блестели так, словно их только что доставили из литейного цеха. На солнце они сверкали серебром, убегая вдаль.
"Простите, но я не могу убрать дрезину с пути. Боюсь, путешественник, что тебе придётся объехать её на мотоцикле".
Так сказал их новый знакомый.
"Что? А, да. Ничего".
Так взволнованно ответила Кино.
Старик опять согнулся, а Кино подошла к нему, наклонилась и сказала:
"Извините, но я бы хотела кое-что у вас спросить".
"Ну, если я смогу чем-то помочь..."
"Вы правда... очистили рельсы от травы и отполировали их в одиночку?"
"Да. Это моя работа".
Так прозаически ответил человек.
"Ваша... работа?"
"Да. И я ей уже какое-то время занимаюсь".
Так он сказал, выдёргивая пригоршню травы из земли.
Кино посмотрела на дрезину, на которой лежали нехитрые пожитки старика и различные садовые инструменты. Она глянула на Гермеса и задала вопрос, который волновал их обоих:
"И как долго?"
"Трудно сказать наверняка, но я полагаю, что пятьдесят лет".
"Пятьдесят лет?!"
Так вскричал Гермес.
"Должно быть где-то около того. Это если считать только зимы".
"Вы полируете рельсы пятьдесят лет".
Так повторила за стариком Кино.
"Ну да. Я устроился на работу в железнодорожную компанию, когда мне было восемнадцать. Мне сказали, что есть пути, которые сейчас пока не используются, но могут снова пригодиться в будущем, и они сказали, что я должен пойти и отполировать их. С тех пор никто не говорил мне, чтобы я прекратил работать".
"Вы никогда не возвращались домой?"
"Нет. В то время у меня была жена и ребёнок, и я хотел быть уверен, что у них будет что поесть. Даже не знаю, что с ними сейчас. Думаю, они получают мою зарплату. Так что должно быть живут в достатке. Надеюсь, что у меня уже есть внуки. Может даже правнуки".
Похоже, что такие мысли были ему в радость.
Кино и Гермесу только и оставалось, что стоять и с изумлением смотреть на него.
"Так куда вы направляетесь, путешественник?"
Так спросил старик.

* * *

Гермес с трудом продвигался между блестящими рельсами. Они ехали с рассвета, остановившись только раз, чтобы пополнить запасы воды в небольшом ручье. Рельсы мягко петляли среди густых зарослей, серая дорога из гравия манила за собой.
"Господи, спасибо за вчерашнего старика".
Так сказал Гермес, в который раз. Полированные рельсы сделали их путешествие намного легче, чем это было в предыдущий день. Исключая тот факт, что Гермес чуть было не впал в ступор от ритмичных содроганий его колёс о шпалы.
Прямо перед тем, как Кино собралась пожаловаться на то, что проголодалась, и на неизбежную необходимость съесть протеиновый батончик, они встретили второго человека. Кино первая его заметила, когда они выезжали из довольно крутого поворота. Она резко нажала на тормоз, заставив Гермеса взвизгнуть. Его возмущённый комментарий опередил появление стоящей на рельсах дрезины и человека за ней, орудующего чем-то похожим на пику.
Этот человек повернулся, удивлённый, но не встревоженный. Он прислонил палку к дрезине и расставил руки в стороны, показывая, чтобы они остановились.
Кино остановила Гермеса неподалёку, заглушила двигатель и слезла.
"Здравствуйте".
Так она сказала и вежливо поклонилась.
"И тебе привет, путешественник".
Как и первый, этот человек был стар. Он был немного выше Кино и очень худой. У него была короткая борода, а лысую голову защищала от солнца такая же чёрная фуражка. Фактически, он был одет в такую же одежду, как и вчерашний человек, и она была так же сильно поношена.
"Кино! Рельсы!"
Так воскликнул Гермес, заметив что-то позади человека.
Кино наклонилась в сторону и заглянула за дрезину. За дрезиной рельсов вообще не было. Как и шпал. Не было ничего, кроме гравия, уходящего вдаль сквозь кустарник насколько хватало глаз.
"Там нет рельсов".
Так она прошептала. Но старик её услышал.
"Да, я их убираю".
Так он сказал.
"Вы их убираете".
Так эхом повторила за ним Кино.
"Боюсь, что дрезину нельзя снять с рельсов. Вам придётся её объехать".
Так продолжил человек, словно Кино ничего и не говорила. Он взял свой инструмент и ушёл за дрезину.
Кино запустила двигатель Гермеса и направилась за ним. Когда она заехала за дрезину, то увидела, что старик усердно трудился, забивая загнутый конец своей палки под правый рельс. С негромким вскриком он налёг на него всем своим весом, и освободившаяся секция рельсов поднялась и упала рядом с насыпью из гравия. Человек перешёл к левому рельсу и повторил операцию.
"Я бы хотела кое-что спросить".
Так сказала Кино.
Человек повернулся к Кино с дружелюбной улыбкой.
"Зачем вы убираете рельсы?"
"Это моя работа. Я ей уже довольно давно занимаюсь. Я убираю и шпалы тоже".
"Что-то мне это совсем не нравится".
Так мягко сказал Гермес.
"И как давно вы этим занимаетесь?"
Так спросила Кино.
"Да уже почти пятьдесят лет".
"Надо же".
Так пробормотал Гермес. Кино промолчала.
"Я устроился на работу в железнодорожную компанию, когда мне было шестнадцать. Мне сказали, что есть пути, которые больше не используются, и я должен убрать их. Это была моя первая работа, и я очень хотел сделать всё хорошо. Но больше никто не говорил мне, что я должен прекратить работать".
"Вы никогда не возвращались домой?"
Так спросил Гермес.
"Нет. У меня было пятеро маленьких братьев, и я должен был работать, чтобы прокормить их. Я не мог позволить себе отдыхать".
"Ясно".
Так сказала Кино. А затем нечаянно:
"Для неиспользуемых рельсов они довольно хорошо отполированы".
"Всегда так. Очень странная вещь. Но благодаря этому их легко выдёргивать".
Кино стояла в молчании, в то время как Гермес думал, не сказать ли этому старику про человека, который полирует оставленные рельсы впереди него.
"Так куда вы направляетесь, путешественник?"
Так бойко спросил старик.

* * *

Кино и Гермес с трудом ехали по полосе гравия с рассвета. Узкий путь был довольно прямой и единственной перспективой - кусты, кусты и ещё раз кусты - с редкими кучами заросших рельсов, шпал или сложенных аккуратными стопками железнодорожных костылей.
Некоторое время мотоцикл не повторял 'Мне скучно, Кино!'. Кино была уверена, что он понял, что значит объезд в этой неприятной ситуации с подлеском, который мог привести к царапинам на его полированных металлических боках. Впервые она порадовалась тщеславию Гермеса.
"Так трудно ехать".
Так в тысячный раз за день пожаловалась Кино.
Без шпал шины имели плохое сцепление с дорогой из гравия. Переднее колесо вихляло туда и сюда, и они едва не теряли баланс на каждом повороте. Кино ехала на минимальной скорости и сдерживала нервное дрожание руля.
Только Гермес предложил передохнуть, как им повстречался третий человек.
Кино и Гермес заметили его одновременно, стоящего посреди дороги из гравия. На этот раз Кино мягко отпустила газ, так что у Гермеса не было причин для возмущений.
Они медленно подъехали. Человек сидел на гравии и, похоже, отдыхал. Когда он заметил Кино и Гермеса, то приветливо помахал.
Кино остановила Гермеса недалеко, заглушила двигатель и слезла.
"Здравствуйте".
"Здравствуй, путешественник".
Так сказал человек и встал.
Он был стар, но крепок. Его торс был обнажён, а руки и плечи покрывали бугры мускулов. Если не обращать внимания на морщины на лице, то он выглядел работягой средних лет. С непокрытой головой, он носил такие же чёрные штаны, как и предыдущие двое. Края штанин были изорваны.
С некоторым трепетом Кино глянула на то, что было позади человека. Она услышала, как Гермес сзади прошептал:
"Рельсы".
Позади человека стояла дрезина, нагруженная багажом и инструментами. Она стояла на самом краю блестящих рельсов, убегающих дальше в лес.
Поднимая тяжёлый молот, который лежал позади него на земле, человек бодро сказал:
"Да, это я сделал".
"Вы прокладываете рельсы?"
Так спросила Кино и заметила, что это и так очевидно.
"Точно. И по ним сможет поехать поезд. Укладываю шпалы, сверху размещаю рельсы и прибиваю их костылями, чтобы держались".
"И всё сами?"
"Ко всему привыкаешь. Да и все материалы здесь есть. Видите?"
Так сказал человек и показал на рельсы, шпалы и костыли, которые лежали неподалёку.
"Что-то мне это совсем не нравится".
Так пробормотал Гермес.
"Это ваша работа?"
Так спросила Кино.
"Конечно. И всегда ей была".
Так с радостью ответил человек.
"И давно?"
"Хм... Где-то около пятидесяти лет. Не могу сказать точно".
"Пятьдесят".
Так за ним повторил Гермес.
"Я устроился на работу в железнодорожную компанию, когда мне было пятнадцать лет. Мне сказали, что собираются вновь использовать некоторые старые пути, и что я должен пойти и починить их. Никто не говорил мне, чтобы я прекратил работать".
"И вы не возвращались домой, так ведь?"
Так спросила Кино.
"Нет. Понимаете, мои родители были больны. Вот мне и пришлось пойти работать. Сейчас они, наверно, уже умерли".
Так он добавил и поскрёб затылок.
"Ну, вы уж постарайтесь".
Так неожиданно сказал Гермес.
"Спасибо большое".
Кино запустила двигатель Гермеса.
"Так куда вы направляетесь, путешественник?"
Так спросил человек, улыбаясь.

-------------------------------

Перевод с английского: Daidzobu

Категория: Kino no Tabi | Добавил: Daidzobu (03.07.2009)
Просмотров: 3659 | Теги: Kino no Tabi, Ранобэ
Войти на сайт

Архив
Поиск
Media network
Статистика
Rambler's Top100
bigmir)net TOP 100

Дизайн: Archer & Timekiller, Action Manga Team.      
При использовании материала с сайта, прямая ссылка на сайт обязательно.       Aragami Fansubs © 2007-2018