RSS
Меню
Главная » Ranobe » 2009 » Сентябрь » 30 » Kino no Tabi - Книга 1, глава 6: "Мирная страна" (часть 1)

Kino no Tabi - Книга 1, глава 6: "Мирная страна" (часть 1)

Kino no Tabi - Book 1, ch 6


Kino no Tabi - Книга 1, глава 6:
"Мирная страна"
~ Материнская любовь ~

Кино и Гермес мчались сквозь коричневую пустошь. Справа стеной стояли горы и слева стеной стояли горы. Лишённые растительности и, казалось, дрожащие под серо-голубым небом. Дорога была такой же бесконечно-коричневой, как и сама пустошь, и если бы не большие бочки, время от времени попадавшиеся на обочине, то дорогу вообще невозможно было бы различить.
Кино раздражала эта часть их путешествия, она хотела быстрее оставить её позади. Так сильно, что она гнала Гермеса на последней передаче, несмотря на неровности дороги. Они поднимали такое облако пыли, что она не могла разглядеть дороги позади них в зеркало заднего обзора. Но это было даже лучше - там нечего было разглядывать.
Багажник Гермеса был забит их пожитками. Кино купила спальный мешок и большую крепкую сетку, чтобы привязывать вещи. И ещё новую серебряную чашку, бока которой отражали солнце и небо.
Было прохладно, поэтому Кино была одета в своё длинное коричневое пальто. Уши её шлема были опущены и завязаны под подбородком. Лицо ниже защитных очков - щёки, губы и подбородок - были такими холодными, что выражение её лица казалось вмёрзшим в кожу. Она могла только надеяться, что лицо всё-таки оставалось милым.
Они миновали ещё одну разукрашенную бочку, когда Кино заметила что-то новое на обочине дороги. Она снизила скорость. Когда облако пыли, танцевавшее сзади и вокруг них, значительно поредело, она остановила мотоцикл, слезла и немного прошла от дороги, чтобы исследовать то, что издалека казалось штабелем сухих веток, почти утопающем в пыли.
Когда она подошла ближе, то увидела, что штабель сложен вовсе не из сухих веток. Она остановилась и невольно попятилась назад.
"Что там?"
Так спросил Гермес.
"Тела".
"Человеческие тела?"
В голосе Гермеса слышались металлические нотки.
"Да".
Она заставила себя остаться на месте и изучить штабель. Многие тела были разорваны на части - небольшая горка рук тут и рядок торсов там. Все они были высушены засушливым климатом - гора мумий лежала посреди пустоши. Большие, маленькие и совсем крошечные - их было так много, что в некоторых местах она не могла разглядеть под ними землю.
"Почему?.. Почему они здесь? Зачем кто-то оставил лежать здесь такое количество мумий? Разве это не... странно... даже для людей?"
Так спросил Гермес.
"Да, странно. Но мы видели много странных вещей в наших путешествиях. Мы даже видели кладбище, которое казалось бесконечным".
"Ох, нет, Кино. Это не кладбище. Это склад. На кладбище тела закапывают, чтобы к ним не было доступа. А здесь тела просто лежат на поверхности".
Так сказал Гермес дребезжащим голосом, словно от пронизывающей его дрожи.
"Склад?"
Так эхом повторила за ним Кино.
"Конечно. Сушёного мяса. Когда они хотят есть - кем бы или чем бы они ни были - они приходят сюда и закусывают. Может быть, этот штабель принадлежит ближайшему городу вдоль по этой дороге. Как ржавое мясо у тебя в сумке, Кино".
"Ты хотел сказать... вяленое мясо?"
"Да, точно".
Так сказал Гермес и замолчал. Нарушил молчание он только через минуту, попытавшись пошутить.
"Тебе лучше быть осторожной, Кино. А то они поймают и съедят тебя! Скорее всего, ты жёсткая и жилистая, но если они достаточно долго будут тебя варить, то может получиться вполне сносное мясо".
"Спасибо".
Так сказала Кино и вздохнула.
"Значит вот так наши путешествия и закончатся. А я хотела увидеть так много всего!"
Кино выдержала большую паузу, а потом продолжила:
"Гермес, ты совершенно безнадёжен, раз придумываешь такие истории. На мгновение я ведь тебе почти поверила".
"Ну да, делаю, что могу из того материала, что под рукой".
"Мм. Слишком долго мы здесь задержались. До следующего города осталось совсем недалеко".
Так сказала Кино. Она вернулась к Гермесу, села на него и они поехали дальше.
Штабеля мумифицированных тел попадались им на всём протяжении пути, до самого города.

* * *

"Не могу больше терпеть... Моё переднее колесо... Уже полдень".
Так пробормотал Гермес, когда, наконец, стала видна внешняя стена города.
Вскоре они остановились перед восточными воротами, около таблички, на которой было написано: "Добро пожаловать в Вельдевал".
"Добро пожаловать в Вельдевал".
Так повторил стражник у ворот, отдал честь и улыбнулся.
"Давно у нас не было посетителей".
"Я - Кино. А это мой партнёр, Гермес. Я хотела бы попросить разрешение на въезд".
"Деловой визит?"
Так спросил стражник.
"Нет. Осмотр достопримечательностей и отдых".
Так сказала Кино и протянула свою карточку. Стражник взял её и поместил в устройство считывания информации, которое висело у него на поясе. Через несколько секунд карточка выскочила из устройства, и он вернул её Кино.
"Всё в порядке. На какое время вы собираетесь у нас остановиться?"
"На три дня. Послезавтра мы уедем".
Так ответила Кино.
"Оставайтесь, сколько пожелаете".
Так сказал стражник, набрав что-то на клавиатуре считывателя.
"У вас есть оружие?"
"Да".
Так ответила Кино, сняла пальто и бросила его на сиденье Гермеса. Под пальто она носила чёрный жилет, подпоясанный ремнём, на котором висели кобуры пистолетов. Она вытащила 'Пушку' из кобуры на бедре и положила на стол, стоящий перед караулкой. Затем завела левую руку за спину и вытащила 'Лесника'.
"Вот так сюрприз. Впечатляющее оружие вы носите с собой, Кино. Вы... у вас есть какой-нибудь ранг?"
Так спросил стражник, с изумлением посмотрев на Кино округлившимися глазами.
"Чёрный пояс четвёртого ранга".
Так ответил Гермес прежде, чем Кино успела открыть рот.
Кино улыбнулась.
'Во мне появляется гордость собственника Гермеса'.
Так она подумала.
Стражник слегка поклонился, прогнувшись в пояснице.
"Склоняюсь в благоговейном трепете. Раз у вас есть ранг, вы можете взять оружие и спокойно держать его при себе. Но мне кажется, что оно вам здесь не пригодится. Наша страна - абсолютно безопасное место. И мы приветствуем вас от всего сердца, Кино... Гермес. Наслаждайтесь пребыванием у нас. Вот карта. Надеюсь, она вам пригодится".
Кино поблагодарила стражника, вернула пистолеты в кобуру и взяла карту. Стражник снова отсалютовал и ворота города с грохотом открылись. Кино покатила Гермеса вперёд.
Едва они вошли в город, как были окружены улыбающимися людьми. Кино невольно попятилась. Молодые и старые, мужчины и женщины - все оборачивались к Кино и Гермесу и выкрикивали различные приветствия, щедро одаривая их широкими улыбками. Некоторые даже играли на инструментах и танцевали, словно хотели развлечь их.
"Говорю тебе, они точно собираются съесть тебя, Кино. Они выглядят голодными!"
Так сказал Гермес, присвистнув.
Но это было не так. Все здесь выглядели сытыми, хорошо одетыми и счастливыми.
После нескольких приятных бесед жители показали Кино направление к недорогой гостинице с душем и местом для Гермеса. Гостиница располагалась рядом с большим старым зданием, на котором висела табличка, утверждающая, что это музей местной истории. Первым делом Кино стряхнула пыль со своего пальто и дорожных сумок, а затем помыла Гермеса.
"Раз такое дело, поменяй мне, пожалуйста, свечи".
Так попросил Гермес.
Кино проигнорировала его, предпочтя вместо этого принять душ, сменить бельё и поесть. Повар из гостиницы приготовил и подал блюдо из рыбы, которую Кино хоть и ни разу не видела, но съела с удовольствием. Она так сильно хвалила еду, что просто ошеломила бедного повара.
Некоторое время спустя Кино выкатила освобождённого от тяжести багажа Гермеса на улицу. Они продолжали привлекать к себе внимание, и почти каждый встречный давал им советы по поводу того, куда сходить и на что посмотреть. Несколько человек посоветовали им посетить музей. Они говорили, что хранительница музея знает об истории Вельдевала больше, чем кто-либо из жителей, и что экспонаты просто восхитительны.
Так как музей располагался рядом с гостиницей, Кино и Гермес зашли в него, хотя уже близился вечер. Кино, вкатывая Гермеса по наклонной дорожке, заметила, что здание было построено в традиционном народном стиле. Смыкающиеся арки больше напоминали храмовые, и она предположила, что когда-то здесь и в самом деле был священный храм.
Едва Кино с Гермесом миновали арки и вошли в просторную, светлую внутреннюю часть здания, как им навстречу вышла женщина. Хоть она и была пожилая и седовласая, но её фигура была стройна, а спина пряма. Её глаза были добрыми, а взгляд, казалось, пронзал Кино насквозь, до самого сердца.
"Добро пожаловать в музей истории. Я хранительница музея".
Так она сказала музыкальным голосом, в котором не было ни малейшего намёка на её возраст.
"Добрый вечер, хранительница. Я Кино, а это мой спутник Гермес".
Хранительница музея повела Кино и Гермеса по залам. Они были единственными посетителями. Внутри всё было обустроено так, чтобы было удобно передвигаться даже в инвалидных колясках, а высота экспонатов была подобрана так, чтобы их было удобно рассматривать людям любого роста. Так что Кино могла везде катить Гермеса рядом с собой.
Экспонаты были умело изготовлены и включали подробные модели, начиная со времени первых поселений на пустоши и отслеживая постепенное развитие города. На выставке было представлено множество артефактов различной степени давности, включая первый выпуск газеты Вельдевала. Кино расслабилась и наслаждалась зрелищем, читая простые и понятные описания на табличках экспонатов, к которым хранительница музея воркующим голосом добавляла много интересных подробностей.
Наконец они попали в зал современной истории. И здесь настроение выставки изменилось. Если предыдущие экспонаты в основном рассказывали о людях - культурной, художественной, гуманитарной сторонах их жизни или научных достижениях, то в этом зале на экспонатах в основном было представлено оружие и средства защиты, диаграммы сражений и всё, что относилось к войне.
Надпись при входе в зал гласила: 'История кровопролития: Война с Релсумией'.
"С этого момента вся история - сплошная война".
Так сказала хранительница музея, не меняя выражения лица. И она провела Кино и Гермеса в зал новейшей истории Вельдевала.
На протяжении многих лет между страной Вельдевал и соседней страной Релсумией периодически вспыхивали войны. Две страны отличались религией, традициями и диалектами. Каждой стране не составляло труда увидеть в соседке врага, а потому разногласия, едва возникнув, привели к войне, и конфликт моментально обострился.
Каждая страна поклялась стереть соседку с лица земли. И такое незатейливое намерение приводило к тому, что война вспыхивала вновь и вновь. Но силы были примерно равны, и ни одной из сторон не удалось окончательно уничтожить врага. Войны бушевали на пустоши, но победителю всегда не хватало ресурсов на преследование отступающего противника и захват города. И, в конечном счёте, противоборствующие армии были вынуждены возвращаться под защиту родных стен и восстанавливать потери.
После небольшой передышки обе стороны снова наращивали силы, и армии опять выстраивались на пустоши. Они снова тратили ресурсы, и война снова прекращалась раньше, чем одна из сторон добивалась хоть какого-то стратегического превосходства.
Эти циклические войны вспыхивали между двумя странами на протяжении почти двухсот лет.
"Понятно".
Так сказала Кино, когда они вышли из очередного зала. Она искоса посмотрела на Гермеса.
"Значит, мумии на пустоши не могут быть солдатами? Кино сказала, что среди них... были дети".
Так сказал Гермес.
"Нет, мы кремируем умерших. И наши противники поступают так же".
Так сказала хранительница музея.
Прежде чем Гермес успел спросить, а кто же тогда там лежит, Кино показала на табличку, висящую в конце экспозиции, и спросила:
"Хранительница, там говорится, что последние экспонаты выставки пятнадцатилетней давности. Ваш город сейчас выглядит мирным и процветающим. Честно сказать я уже давно не была в такой мирной стране, где жители бодры и общительны, и не пытаются убить один другого".
Брови хранительницы музея изящно приподнялись.
"Это звучит немного необычно, но вы правы. За последние пятнадцать лет мы добились стабильности, о которой даже не мечтали. Люди наконец-то смогли спокойно работать, растить детей и жить без боязни. Я думаю, что вы и сами это поняли, глядя на лица людей".
"А что случилось пятнадцать лет назад?"
"Мы перестали воевать друг с другом. Мы положили конец этой войне".
Так сказала хранительница музея и в её голосе прозвучали нотки гордости.
'Заслуженная гордость, если только это правда'.
Так подумала Кино, а вслух сказала:
"Это похоже на чудо. Как вам это удалось?"
Хранительница музея посмотрела своими серыми глазами на Кино так, словно хотела прочитать её мысли. Затем спокойно ответила:
"Об этом рассказывается в следующем зале. Но до закрытия музея осталось совсем немного времени. Как долго вы собираетесь здесь остаться?"
"Мы собираемся уехать послезавтра. Это имеет какое-то значение?"
"Тогда завтра вы получите ответ на свой вопрос. У вас весь день свободен?"
"Конечно. Правда, Гермес? У тебя же нет планов на завтрашний день?"
"У кого? У меня? У меня нет планов. Планировать - это твоё занятие. И на что же мы будем завтра целый день смотреть?"
Так спросил Гермес.
"На Новую войну".
Так ответила хранительница музея.
"Что?! Я не хочу смотреть на войну! Новую, старую или средневековую. Вы же сказали, что закончили воевать?"
Так воскликнул Гермес с явной неприязнью.
"Я должна объяснить. Мы называем это 'войной', но мы не убиваем друг друга. Мы воюем, не проливая крови друг друга. Если увидите - поймёте, как мы достигли мира и как нам удаётся его поддерживать".

* * *

На следующее утро Кино проснулась на рассвете. Она почистила пистолеты и потренировалась с ними. Во время завтрака в гостиничном кафе она заметила, что на улице необычно шумно. Глянув в окно, она увидела колонну парящих машин, двигающихся вдоль широкого проспекта. Она была единственным посетителем, а прислуга куда-то запропастилась, так что спросить о процессии на улице было не у кого. Потому она закончила завтракать, прихватила Гермеса и, как и обещала, вернулась в музей.
"Скажите, хранительница, что сегодня происходит на улице? Это что-то вроде парада?"
Так она спросила после того, как поздоровалась.
"Скоро вы узнаете ответ на этот вопрос".
Так ответила ей хранительница, а затем представила им молодого солдата, капрала Ясуо, который согласился быть их экскурсоводом. И он повёл их, но не в очередной выставочный зал музея, а в центр города. Здесь, на городской площади, они увидели около сорока серых парящих машин различного размера, стоящих ровными шеренгами. Примерно половина из них была вооружена станковыми пулемётами с заправленными патронными лентами, стоящих рядами по обе стороны открытых палуб. Позади водителя, или пилота, на борту каждой машины разместились солдаты, их было вдвое больше, чем пулемётов.
Это озадачило Кино, поскольку вооружение выглядело самым настоящим.
Четыре огромные невооружённые парящие баржи располагались впереди, каждая была раза в три больше одноместного самолёта. Ещё была одна элегантно украшенная машина, на которой, похоже, занимали места высокопоставленные особы. На остальных транспортах была надпись 'Зрители' и на них сидели обычные жители.
Капрал Ясуо пригласил Кино и Гермеса на борт одной из парящих машин. Под аплодисменты пассажиров Кино закатила Гермеса по пандусу на борт транспорта.
"Куда мы едем? На пустошь?"
Так она спросила своего провожатого.
"Нет. Намного дальше. В место, расположенное между Вельдевалом и Релсумией".
Боевые и пассажирские аппараты под звук фанфар покинули городскую площадь и вытянулись длинным караваном по коричневой пустоши. Они пересекли северную горную гряду и остановились на южной границе высокого плато. Боевые машины выстроились в безукоризненную шеренгу.
Глядя по сторонам, Кино уже собралась было спросить, чего они ждут, но тут из расселины с противоположной стороны плато показалась ещё одна группа парящих машин и тоже построилась в шеренги.
Даже с такого расстояния - примерно около километра - Кино могла разглядеть, что эти парящие машины тоже хорошо вооружены и что форма солдат отличается от килтов (коротких клетчатых юбок - прим. переводчика), которые носили солдаты Вельдевала.
"Это силы обороны Релсумии. Как всегда опоздали".
Так сказал Ясуо.
"Обороны?"
Так спросил Гермес.
"В прошлом бою Вельдевал победил. Поэтому они считаются обороняющейся стороной".
"Так ваше оружие не настоящее? Что вы используете - флажки или шарики с краской?"
Так спросил Гермес. Ясуо рассмеялся.
"Интересная идея. Но нет, оружие самое настоящее. Скоро вы увидите его в действии. Но не беспокойтесь, вы в полной безопасности. Фактически все в полной безопасности. Ни один солдат с обеих сторон не погибнет. Это не война наших отцов".
Так бойко выпалил Ясуо.
"И как долго вы собираетесь сидеть и смотреть друг на друга?"
Так спросил Гермес.
"Пока солнце не достигнет зенита".
Капрал Ясуо показал на небо, где светило ползло к своей высшей точке.
Для Кино яркий диск на небесном своде представился минутной стрелкой часов. Затем началась Новая война.
Из групп противоборствующих сторон выдвинулись боевые парящие машины и выстроились по центру плато в две параллельные линии, по одной от каждого города. Элегантно украшенная машина Вельдевала парила с восточной стороны формации. На ней стоял человек, одетый словно священник - его многоцветная мантия стелилась по палубе. Он заговорил и его усиленный громкоговорителями голос был слышен всем.
"Я провозглашаю начало сто восемьдесят пятой войны между Релсумией и Вельдевалом! Правила остаются неизменными. За предыдущие пять лет никаких поправок внесено не было".
Его парящая машина начала двигаться в северо-восточном направлении и две колонны соперников последовали за ним, словно стадо механических овец.
"Следом отправимся и мы. Держитесь крепче".
Так Ясуо сказал пассажирам.
Вместе с остальными пассажирскими транспортами они двинулись вслед за боевыми машинами. Их скорость была выше, поэтому они вскоре обогнали обе колонны и священника, вырвались немного вперёд, взобрались на небольшой холм и там остановились, паря над землёй.
"Видите там?"
Так спросил солдат и указал вдаль.
Это была небольшая деревенька, состоящая из плетёных и обмазанных глиной хижин, расположенная на берегу небольшого озера. Дорог не было, только протоптанные тропинки вели в ней и змеились среди грубых построек.
Немногочисленные жители ходили по деревне. Они были одеты просто, носили или использовали незатейливые инструменты. Кто-то ковырялся в огороде, кто-то пас овец. Похоже, что они не замечали машин, парящих неподалёку от них, поскольку те почти не издавали звука. Так предположила Кино.
"Это местное племя Татана".
Так объяснил Ясуо.
Не успел он это сказать, как машина со священником перевалила через холм и устремилась к деревне. Она летела точно на север, прямо над кучкой убогих домиков, и рассыпала позади себя красную пыль, рисуя огромную красную линию прямо через центр ветхого поселения.
Татанийцев такое явление явно привело в изумление - они выскакивали из своих лачуг, бросали работу. Одни тыкали в красную пыль инструментами, которые были у них в руках, другие смотрели вверх, пытаясь разглядеть, откуда взялась эта пыль.
"Вот 'война' и началась. Наша - западная сторона, восточная - 'поле боя' Релсумии".
Кино почувствовала холод в груди. Она повернула голову на юго-запад, чтобы увидеть две колонны парящих машин, направляющихся к деревне. Они грациозно рассыпались веером, и пулемётчики открыли огонь.
Кино только и могла, что с леденящим ужасом наблюдать, как пронзительно загрохотали пулемёты и пули стали валить на землю тех, кто вышел, чтобы рассмотреть красную пыль. Боевые машины парили достаточно высоко, чтобы не касаться крыш хижин, и поливали свинцом без разбора всех татанийцев.
Молодой человек выскочил из дома и тут же рухнул в кровавую пыль. Следующая очередь сравняла с землёй его хижину. Женщина и четверо детей выбрались из-под руин на улицу. Они упали, словно вереница уток, сорванная с неба.
Неожиданно деревня наполнилась напуганными людьми - мужчинами, женщинами, детьми, даже малышами. Всех без разбора валил свинцовый дождь, дети умирали от тех же пуль, что убивали их матерей, безуспешно пытающихся защитить их своими телами.
Кино думала, что никто из них не сможет дать отпор, как вдруг из-за укрытия выскочил человек с толстым копьём и бросился к парящей машине Вельдевала, опустившейся ниже всех. Его рот был открыт в рёве бешенства и страдания, эхо которых Кино слышала в своём сердце. Но машина, на которую он собирался напасть, повернулась и стрелки окатили его ливнем пуль. Пули настигли его в прыжке, и он упал, почти разорванный пополам заградительным огнём.
"Ещё очко!"
Так закричал Ясуо, возбуждённо подняв вверх кулак.
"Ах, простите. Это мой брат. Он всегда отличался на 'войне'. Может быть, подлетим немного ближе? Оттуда будет лучше видно".
Так он добавил, увидев, что Кино нахмурила брови.
"И здесь хорошо, спасибо".
Так сказала Кино сквозь стиснутые зубы, помотав головой. Капрал кивнул.
"Мудро. Мы не можем допустить, чтобы наши гости были ранены случайной пулей".
Он снова повернулся к полю боя и с наслаждением вслушался в треск пулемётов.
Теперь они отстреливали жителей деревни, которые убежали в рощу фруктовых деревьев на краю их оазиса. Красная линия пролегала через середину рощи и все солдаты внимательно следили за тем, чтобы стрелять только по своей стороне. Вскоре большинство деревьев было срезано пулемётным огнём и между упавших стволов стали видны тела.
Другие жители деревни пытались использовать озеро как путь бегства или место укрытия, но скоро - слишком скоро - на поверхности затанцевали фонтанчики пуль, и вода стала красной от крови.
Но не все жители пытались убежать. Нашлись те, кто бросал камни в парящие машины, и несколько камней достигли цели. Один молодой татаниец обошёл полуразрушенную хижину сзади и метнул топор в опустившуюся слишком низко парящую машину. Топор попал одному из стрелков в бедро. Солдата сбросило с сиденья, он завыл от боли, но другой солдат тут же занял освободившееся место. Молодой татаниец умер меньше чем через секунду.
Первый раз за всё время этого 'спектакля' Кино чуть было одобрительно не воскликнула. Она бросила взгляд на капрала Ясуо. Его лицо было пепельным.
"Одно очко хорошим парням".
Так сзади Кино прошептал Гермес.
Боевые отряды усердно трудились, настигая тех, кто пытался убежать из деревни, добивая одного за другим. Но людей было слишком много, невозможно было убить всех. Несколько человек, некоторые с детьми на руках, смогли увернуться от пуль, каплями ливня сыпавших вокруг них, и сбежали в каменистые холмы. 'Воители' не стали их преследовать. Вместо этого они сконцентрировали огонь на тех, кто остался в деревне, поливая свинцом лежащих, в надежде убить тех, кто притворился мёртвым.
Наконец в деревне прекратилось всякое движение. Вместе с этим стал умолкать и треск пулемётов. Дым стелился над руинами - серое над коричневым и зелёным, с пятнами красного.
Кино смотрела вверх на солнце, пока не стало колоть глаза. От полуденного зенита солнце успело отклониться всего на ширину ладони. Столько смертей за такое короткое время.
Священник снова пролетел через деревню, издавая свист, усиленный громкоговорителями. Стрельба полностью прекратилась, и парящие машины собрались на краю деревни, снова построившись в шеренги.
"Время вышло. 'Война' окончена".
Так объяснил капрал Ясуо.
Четыре баржи выдвинулись из рядов зрителей и опустились на землю на краю деревни.
"Это счетоводы. Они будут собирать убитых на поле боя, а датчики на их машинах измерят вес убитых. Победителем будет та сторона, у которой будет больше убитых и тяжелораненых жителей Татана. Зрители должны ожидать результата на плато. Сейчас мы туда и отправимся. Возражений нет?"
Кино кивнула, не в состоянии открыть рот и опасаясь того, что из него может вылететь. Ветер принёс запах крови и на мгновение она увидела лезвие длинного ножа, блестящего на солнце, когда его вытаскивали из скрючившегося тела, лежащего у её ног. Но парящая машина двинулась, и видение исчезло.

* * *


Продолжение...
Категория: Kino no Tabi | Добавил: Daidzobu (30.09.2009)
Просмотров: 2637 | Теги: Kino no Tabi, Ранобэ
Войти на сайт

Архив
Поиск
Media network
Статистика
Rambler's Top100
bigmir)net TOP 100

Дизайн: Archer & Timekiller, Action Manga Team.      
При использовании материала с сайта, прямая ссылка на сайт обязательно.       Aragami Fansubs © 2007-2017